Эрозия климатической политики Великобритании

Автор Alexander Tatiev
Рубрика Город, События
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 24 января 2024
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 3 min.

Эрозия климатической политики Великобритании

Великобритания, когда-то первопроходец в борьбе с изменением климата, в последнее время переживает удручающие перемены «зеленой» политики. И если раньше именно отсюда стартовала риторика об экологической ответственности, то сегодня страна сама сталкивается с критикой и скептицизмом.

В 2008 году именно закон об изменении климата, принятый под руководством премьер-министра Дэвида Кэмерона, создал прецедент и юридически закрепил максимальный размер возможных выбросов углекислого газа. Были объявлены обязательства по сокращению парниковых газов на 80% к 2050 году. Инвестиции в возобновляемые источники энергии, особенно в ветряные и солнечные проекты, позволили Великобритании занять лидирующие позиции в глобальной борьбе с изменением климата. Но в последние годы обязательства пошли на спад, что заставляет многих сомневаться в искренности климатической повестки.

Итак, напомним основные шаги вспять…

  • Одним из ярких примеров изменения вектора «зеленой» политики стала неожиданная отмена программы Green Homes Grant в 2021 году, которую изначально восприняли как революционную в сфере повышения энергоэффективности домов.
  • Также Великобритания решила сокращать объем финансирования климатических проектов в развивающихся странах.
  • Обязательство страны постепенно отказаться от использования угля когда-то считалось визитной карточкой ее экологических инициатив. Однако последние события показывают: проблемы страны сильнее политических решений.

После Brexit ситуация поменялась еще больше: все указывает на отход от экологических стандартов ЕС. Трансформацию претерпело законодательство, причем по ключевым климатическим вопросам. Например…

  1. Химическое регулирование. В то время как ЕС оперативно ввел запрет на токсичные вещества, в Великобритании после Brexit такие меры отсутствуют. Это вызывает опасения по поводу использования опасных токсинов, запрещенных в ЕС.
  2. Пестициды. После Brexit Великобритания не ввела ограничений на 36 пестицидов, запрещенных в ЕС (включая тиаметоксам – основной уничтожитель пчел). Такое расхождение позволяет британским фермерам использовать вредные для экосистем удобрения, что противоречит обязательствам по сохранению биоразнообразия.
  3. Налог на выбросы CO2. В этом вопросе налицо различия в механизмах корректировки углеродных границ. И если ЕС установил тарифы на товары, производство которых привело к значительным выбросам углекислого газа, еще в 2026 году, то по эту сторону Ла-Манша даже заявленная мягкая политика все еще не вступила в силу и начнет действовать не ранее 2027 года. А это может привести к более высокими экологическими налогами на экспорт из страны.
  4. Обезлесение. ЕС принял закон о запрете товаров, чье производство приводит к гибели лесов. Однако ограничительные правила Великобритании применяются только к незаконному обезлесению. Соответственно, британская продукция вполне может способствовать вырубке лесов, пусть даже и законной.
  5. Социальный климатический фонд. В ЕС существует социальный климатический фонд, финансово поддерживающий уязвимые слои населения в период «зеленого» перехода. В Великобритании такой поддержки нет, что может помешать людям реализовать «зеленые» инициативы из-за их более высокой стоимости.

Так что в целом различия в экологическом праве между Великобританией и ЕС вызывают опасения по поводу последствий такой политики. Последние данные Управления по охране окружающей среды (OEP) рисуют тревожную картину. Второй ежегодный отчет ОЕР показывает, что прогресс в достижении примерно половины экологических целей правительства, включающих чистый воздух и воду, минимизацию отходов и адаптацию к изменению климата, либо застопорился, либо движется в неверном направлении.

OEP, созданная после выхода Великобритании из Евросоюза для контроля за прогрессом в области охраны окружающей среды, подчеркивает необходимость срочного устранения негативных экологических тенденций. Так, по мнению ученых, распространение инвазивных видов животных и растений, таких как серая белка и рододендрон, причиняет все больший вред местной дикой природе. Продолжаются инциденты с загрязнением воды: хотя утечки из труб сокращаются, зато объемы отходов, включая опасные материалы, растут. Нет мониторинга морской среды и почв. Отстает правительство «от графика» и в контроле над химическими веществами, пестицидами.

Из 51 направления, за которым следит организация, примерно половина не показывает прогресса. В рамках правительственного Плана по улучшению состояния окружающей среды 7 из 10 целей по большей части не выполняются, 2 — выполняются лишь частично, а еще по одному направлению отсутствуют данные.

Дама Гленис Стейси, председатель OEP, заявила о необходимости детального планирования, прозрачности и готовности принимать сложные решения, чтобы изменить траекторию состояния окружающей среды. По ее мнению, поставленная правительством «высшая цель» — безопасность и процветание природы — все еще достижима, но только при условии ускорения и расширения предпринимаемых мер.

В ответ министр охраны окружающей среды Ребекка Поу подчеркнула, что целью правительства остается создание экологичной страны для будущих поколений. Министр пообещала внимательно изучить выводы OEP, ответить на них «в установленном порядке» и напомнила о недавних достижениях: запрете на использование одноразовых пластиковых упаковок, открытии нового национального парка, инициативе по посадке деревьев и сотрудничестве с фермерами в рамках проектов по восстановлению ландшафта.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ