Хвастовство как способ играть: обман, интриги и театральные расследования

Автор Nastya Tomskaya
Рубрика Город, Колумнисты, Культура
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 8 апреля 2024
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 5 min.

Хвастовство как способ играть: обман, интриги и театральные расследования

Так, что у нас тут? Джейн Остин как основа для импровизации? Прекрасно. Семейная драма как повод для написания гениальной пьесы? Изумительно! Судьба великой актрисы как причина для рассмотрения ее частной, тайной, очень личной жизни? Просто чудесно. Все эти болезненные истории театр превращает в увлекательные зрелища, которые на этой неделе никак нельзя пропустить.

8 апреля, понедельник
Austentatious
Arts Theatre

Жанр “Austentatious” необычный. Головокружительно сложный для актера и удивительно интересный для зрителя. Есть даже свои завсегдатаи, попавшиеся на крючок этой игры, они стараются не пропускать ни одного спектакля. Весь зал буквально голосует: инсценировку какого произведения Остин он увидит этим вечером. Игра слов в названии – “ostentatious” и “аustentatious” – “показушное хвастовство” и фамилия одной из главных английских романисток очень точно характеризуют смысл зрелища.

Полтора часа хохота по мотивам знакомых с детства текстов – вот что такое “Austentatious”. Но очень важно: тут нет ни издевки, ни “надстройки сверху”, ни развенчания любимого автора.

Удивительно, с каким уважением и любовью к творчеству Остин сделан этот… нет, не совсем спектакль. Вы не знаете заранее, что увидите, и даже сами артисты, как говорят, не в курсе распределения ролей (хотя, кажется, отрепетированные заготовки в этой безудержной театральной шутке тоже присутствуют). В общем – чудесный английский театр, выдержанные в классической стилистике костюмы и много-много Остин.


9 апреля, вторник
Long Day’s Journey Into Night
Wyndham’s Theatre

Знаменитую пьесу Юджина О’Нила “Долгая дорога в ночь”, за которую он посмертно получил Пулитцеровскую премию, часто ставят как бенефис, и этот случай не исключение. Роль актера Джеймса Тайрона играет Брайан Кокс, большой театральный артист, снимающийся и в блокбастерах тоже, а значит, известный широкому зрителю. Тем интереснее смотреть на него в роли несчастного, одержимого страхами актера, который мог бы быть звездой шекспировских пьес (как, кстати, и сам Кокс), но играющий много лет одну и ту же коммерческую пошлятину в надежде заработать как можно больше.

Чудесное утро в собственном доме на берегу океана: муж с женой и двое их взрослых сыновей шутят, смеются. Но чем ближе к вечеру, тем напряженнее обстановка, тем больше чудовищных подробностей мы узнаем. Уродливые отношения, полные взаимных обид и гнева, бесконечные аддикции, язвительные шутки, скандалы. Младший сын Тайронов болен чахоткой – и это реальный персонаж. Вся пьеса, кстати, по сути, автобиография О’Нила, который завещал опубликовать ее не раньше чем через четверть века после его смерти, так велики были его боль и стыд, присущие детям, выросшим в семьях, подобных Тайронам.

В величайшей пьесе американской (да и мировой!) драматургии О’Нил поднимает семейную драму на трагедийную высоту, отрываясь от собственной истории, собственной травмы, превращая ее в архетип. Именно так ее и играют актеры в постановке Джереми Херрина.


10 апреля, среда
The Divine Mrs S
Hampstead Theatre

Новая пьеса Аврил д’Ангелис, написанная специально для премьеры, в главной роли миссис С. – роскошная Рэйчел Стирлинг.

В Англии очень любят ставить спектакли про театр. Оно и понятно: это такая узкая область, почти алхимическая закрытая система, в которой есть что-то от религии. Субстанция, воспроизводящая себя саму, аутопойезис в действии.

Сара Сиддонс. Великая Сара Сиддонс! Помните ли вы роман Сомерсета Моэма “Театр”? Да-да, про актрису Джулию Лэмберт, которая играла в театре своего мужа «Сиддонс-театре». И свою героиню Моэм недаром сравнивал с Сарой Сиддонс, легендарной трагической примой английской сцены. Театр Друри-лейн уволил ее за профнепригодность (и горько пожалел, а потом она, конечно же, вернулась звездой), газеты представляли ее главной героиней светской хроники, она превратила свое материнство в отдельное театральное действо и повод для драматического монолога, наконец, она сделала леди Макбет нежной матерью, а не демоном, а еще много лет играла Гамлета. Настоящая ярчайшая звезда!


11 апреля, четверг
Matilda The Musical
Cambridge Theatre

Один из главных мюзиклов Вест-Энда был написан больше десяти лет назад и с тех пор покоряет все новых слушателей. Тим Минчин, главный еnfant terrible английской сцены, показал себя во всей красе. Все-таки мюзикл детский, особенно не разгуляешься, как привык этот рыжий яростный австралиец в своих сольных программах. У него для взрослых припасены провокации, шутки на грани (а иногда и за гранью), внезапно сменяемые лирическими, совершенно беззащитными песнями и деталями, и все это проделывается с бешеным темпераментом – вот такой Минчин и написал “Матильду”, завоевавшую в 2012-м бесчисленное количество номинаций премии Оливье. Кто еще, кроме Минчина, смог бы срифмовать mum и bum? Правильно, никто. Один он такой… хулиган.

Сюжет книги Роальда Даля тоже не отличается нежностью или благонравными персонажами – это жесткая, временами жестокая история про уникальную девочку, наделенную удивительными способностями, про ее друзей и врагов.

Талантливый мелодист, Минчин написал музыку, с одной стороны, наследующую традиции мюзиклов середины прошлого века, а с другой – очень современную, очень яркую музыку-протест. Танцы хореографа Питера Дарлинга ей под стать (дети двигаются просто фантастически профессионально и бесстрашно!) А зритель платит им любовью – на всех спектаклях аншлаги!


12 апреля, пятница
The Cord
Bush Theatre

Новая пьеса Бижана Шеибани пристально разглядывает то ожидаемое, но резкое изменение в жизни, когда человек становится родителем. Еще секунду назад он был сам по себе, и вдруг – первый вдох, первый крик. И ты уже не ты, а ответственный за жизнь, судьбу пока еще совершенно беспомощного – и совершенно, отметим, тебе незнакомого! – нового человека, которого надо не только кормить, но еще и любить.

Что это вообще такое? Как это получилось? The Cord состоит из подобных вопросов. Жила-была счастливая пара, и тут у нее родился мальчик. Начало как из сказки, но на сцене все гораздо серьезнее. Молодой отец старается понять свое место в изменившейся семейной системе, он испытывает невиданную доселе ревность вкупе со страхом, усталостью и тоской. На сцене трое актеров: двое молодых родителей и свекровь, мама новоиспеченного отца. “Иногда я смотрю на него и чувствую: он – это я. Но если этот ребенок – я, то кто же я сам?”

Звуки виолончели (в спектакле живая музыка) протяжные, низкие, рокочущие, как силы земли, как материнский инстинкт. «Кто я?» – спрашивает герой, видя сына у груди жены, внезапно ставшей мамой, а не возлюбленной. «Кто ты?» – спрашивает он, видя сына на руках собственной мамы, ставшей бабушкой. The cord, пуповина, соединяет их всех, и струны виолончели, точно натянутые жилы, по которым проводит смычком неумолимая рука, дрожат, переживая эту драму.


13 апреля, суббота
Witness for the Prosecution
London County Hall

“Свидетель обвинения” – одна из лучших пьес Агаты Кристи, но, как во всяком детективе, разгадку можно узнать лишь единожды. Впрочем, в случае этого иммерсивного спектакля-аттракциона разгадка – не главное. Как писал другой англичанин, любитель закрученных сюжетов со множеством обманок, Джон Фаулз, “главное – не что, а как”.

Спектакль (так и быть, обойдемся без спойлеров для этой классической детективной истории) идет в знаменитом зале здания County Hall. Когда-то все это огромное роскошное строение было домом Лондонского правительства, гнездом лейбористов и переживало грандиозные политические баталии. Сейчас оно раздергано на части разными увеселительными заведениями.“Witness for the Prosecution” идет в самом настоящем зале заседаний, антураж которого остался нетронутым со времен блестящего прошлого County Hall. Полукруглые диваны, кожаные красные сиденья, приглушенный свет, голоса, отдающиеся от дубовых панелей на стенах, напудренные парики судей, костюмы героев. И, конечно, классический сюжет Кристи. Кстати, собираясь на “Свидетеля”, попробуйте одеться в стиле 50-х ХХ века – очень помогает включиться в действие!



14
апреля, воскресенье
Carmen
Royal Opera House

Роковой образ Кармен в постановке режиссера Дамиано Микелетто воплотят на сцене две певицы: меццо-сопрано Василиса Бержанская и меццо-сопрано Айгуль Ахметшина. Обе маститые артистки, лауреаты многочисленных конкурсов.

Ахметшина уже пела Кармен в Лондоне, а вот для Микелетто это будет первая постановка оперы Бизе. Его дебют на сцене ROH состоялся в 2015-м, тогда он поставил “Вильгельма Телля” Россини, который (Россини, не Телль!) всегда был самым важным композитором для итальянского режиссера. Но премьера обернулась театральным скандалом: Микелетто показал на сцене чудовищные злодеяния солдат во время Балканского конфликта 90-х годов прошлого века. Натурализм ужасных сцен шокировал лондонскую публику и прессу. Со временем сцену из спектакля убрали, но Микелетто уже обрел репутацию яростного непокорного бунтаря. Что он сделает с этой Кармен, раскладывающей карты Таро? “Она воплощает идею абсолютной свободы!” – сказал Микелетто в одном из интервью.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ