Иммиграционный юрист о сбывающихся мечтах и самых безнадежных случаях

Автор Аватар
Рубрика Город, Интервью, Люди
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 14 мая 2024
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 7 min.

Иммиграционный юрист о сбывающихся мечтах и самых безнадежных случаях

Эмиграция, иммиграция, короче, как говорится, «выселение из родной страны навсегда», а потом переезд в другое государство становятся в последние годы нашей реальностью. Кто, куда, зачем, по какой причине – не будем сейчас об этом! Остудим головы и разберемся в насущных проблемах с точки зрения юридической. О всех возможностях и несбыточных мечтах мигрантов мы говорим с юристом, владельцем компании First Class Initiative (FCI) Tatiana Tsutsor. Ее фирма в Bournemouth занимается миграционным правом: предоставляет широкий спектр услуг тем, кто хочет переехать в Великобританию или кто уже здесь живет и просто обновляет документы, переходит на другую визу, подает на гражданство, а также людям, собирающимся жить и работать в ЕС. Tatiana изучала европейское право в Германии, работала в крупных юридических фирмах Германии и Великобритании, имеет большой опыт деятельности в рамках правозащитных программ.

Фотография из архива автора

Tatiana, после апрельских реформ какова сейчас миграционная ситуация?

В марте, особенно в апреле, действительно произошли значительные изменения в иммиграционной системе. Главное, сильно поднялась планка финансовых требований по рабочим, семейным визам. И, конечно, стало меньше обращений. Люди еще не разобрались, что происходит? Но уже во второй половине апреля поток клиентов увеличился. Именно потому, что оказалась востребована юридическая помощь: цена заявлений, риски возросли, а ясности для подающихся на визы, как поступить в том или ином случае, нет. Кроме того, прибавилось количество сложных кейсов второго, третьего уровня…

Что это за уровни?

Первый уровень – базовые заявки; второй уровень – сложность повышается, например, речь идет о случаях правовой защиты человека; третий уровень – это уже апелляции и судебные кейсы.

Как обстоят дела с рабочими визами? В связи с изменениями можно ли говорить о том, что эта волна миграции уходит на второй (третий) план?

Получить рабочую визу высококвалифицированного специалиста стало значительно сложнее: минимальные требования к уровню зарплаты повысились до 38700 фунтов, а соответственно, сильно понизился интерес работодателей к оформлению спонсорской лицензии. И тут уже можно говорить о статистическом уменьшении волны рабочей иммиграции. Часто на рабочую визу стремятся перейти студенты, которые закончили здесь обучение, получили разрешение на поиск работы, и им пора переключаться на рабочую визу. А при этом опыт работы – всего полтора-два года! И претендовать на зарплату 38700 фунтов шансов мало. Такая ситуация грозит увеличением числа нелегалов. Ведь люди потратили здесь, в стране огромные деньги на обучение, хотят остаться. Ситуация кризисная!

С точки зрения спонсоров, а я много работаю со спонсорскими лицензиями, положение дел тоже усложнилось, уровень затрат высокий. Поэтому зачастую оформляются единичные лицензии для одного конкретного человека.

Насколько трудно получать спонсорские лицензии?

Чтобы получить лицензию для найма мигрантов, компания должна соответствовать ряду условий и заплатить немалые деньги: придется доказывать, что у тебя отработана рекрутинговая система, контроль изменений по каждому работнику хорошо налажен, плюс пакет документов о статусе самой компании, ее доходах и пр.

Так что в этом году в первом квартале поток рабочих виз резко сократился, подавались единицы.

А что с учебными визами?

В этой категории увеличилась стоимость медицинского сбора. Но тут, наверное, больше нужно говорить о том, что привлекать иностранных студентов стало сильно сложнее университетам. Мотивации у абитуриентов меньше, цены на обучение высокие, а перспективы трудоустройства в силу новых иммиграционных правил неясны.

Туристические визы по-прежнему пользуются спросом?

Британия неплохо зарабатывает на туризме. Правда, и здесь требования усложнились. Строже смотрят, например, на такой показатель, как движение средств на счете. Так, если раньше принимались просто выписки со счета, то сейчас нужно показывать именно движение. Я рекомендую отправлять отчетность за 3-6 месяцев. Ну и суммы должны быть адекватными, соответствовать намерениям. Если, например, человек заявляет, что он собирается потратить 10000 фунтов, а при этом у него зарплата 1000 в месяц, то это выглядит подозрительно. Но если британская сторона выступает спонсором, предоставляет письмо, что, скажем, мы обеспечим маму жильем, всем необходимым, то тут уже другое дело. Но главное, службам важно показать: человек вернется назад домой.

Хотя есть ряд стран, гражданам которых в принципе не дают визы. Например, в 90% случаев иранец не получит положительный ответ. Потому что если он прилетит и здесь в аэропорту запросит убежище, он останется.

А Россия, Украина?

Нормально получают визы. Правда, могут вместо запрошенных 5 лет дать 2 года. Но дают!

И действительно можно находиться в стране не больше полугода в течение года?

Да. Причем даже лучше приехать несколько раз, чем точно отбывать разрешенные шесть месяцев. Тут главное постоянно выезжать. Не создавать впечатления, что здесь твой «второй дом». Это важно! Иначе следующие заявки на визы будут рассматриваться более придирчиво.

По поводу так называемой «визы талантов»… Кажется, сейчас количество талантливых людей сильно увеличилось?

Если человек поставит цель получить такую визу и если он талантлив, то, конечно, все получится. Правда, например, художникам или писателям, пишущим «в стол», трудно будет доказать свои способности, даже пусть они суперталантливы. Нужны участия в выставках, конкурсах, призы, награды, признание. Тогда шанс получить одобрение повышается. Такой процесс может занимать время, годы. Каждый случай тут индивидуален: можно рассматривать варианты, планировать этапы получения визы. И потом добиваться одобрения соответствующих британских организаций, например, Института искусств, Института моды. По каждому направлению существует свой набор требований.

Многих интересует продолжение украинских программ, люди начинают беспокоиться о продлении виз по этим схемам. Есть ли уже ясность?

По украинской схеме 16 мая выходят обновления. Но уже есть изменения (некоторые были введены в феврале) по программе, например, «Дома для Украины»: стали давать визы на полтора года вместо трех; украинцы теперь должны сдавать биометрию; смотрят на то, чтобы отсутствовало криминальное прошлое, хотя изначально закрывали глаза на все. Кроме того, если раньше любой человек с разрешением на пребывание мог принимать беженцев, то сейчас спонсорами вправе становиться только британцы, люди с ПМЖ или ирландцы. Короче, программы пытаются сокращать. Тем не менее я не думаю, что схемы закроют и людей по истечение срока визы просто отправят домой. Война не закончилась! К тому же, если человек лишился дома на Украине, я очень сомневаюсь, что его кто-то сможет отправить обратно.

Как Вы думаете, при продлении таких «украинских виз» будут ли учитывать степень адаптации человека, его уровень дохода, работу и т.п.?

Не думаю. В Британии в принципе другой подход. Например, даже когда человек подает на гражданство, не смотрят, получал ли он пособия, сколько зарабатывает. Главное – это легальность, прозрачность пребывания. Вот в других странах, таких как Германия, чтобы получить гражданство, ты должен отработать не меньше 18 месяцев, платить налоги, представить соответствующие документы. Здесь такого не требуют. Поэтому не думаю, что экономический фактор будет играть роль.

Тем более что из Украины приезжали в основном женщины, мамы с детьми. Вряд ли от них потребуют трудоустройство. К тому же есть еще понятие дискриминации! Когда человек находится в стране по рабочей визе, то понятно: работа закончилась, он уезжает. Но тут приехали беженцы по схеме, цель которой – гуманитарная защита от кризиса и войны. Совсем другой случай.

Согласно законам, нельзя отправить человека в страну, где идет война, это нарушение Конвенции. Именно поэтому приезжие из Сирии, Ирана – они все зачастую получают визы, потому что очень легко доказать: их регион крайне нестабильный и опасный. А уж в случае с Украиной все тем более очевидно. Правда, уж если действительно вам хочется остаться, то, может быть, не стоит часто ездить в Украину или проводить там большую часть времени (ведь опасно!), а жить и стараться интегрироваться здесь?

Но мамам с детьми ведь не так просто адаптироваться, найти средства к существованию…

Поскольку я работала с подобными случаями (юридическая помощь женщинам), то скажу определенно: здесь точно можно найти всю необходимую помощь мамам с детьми, оказавшимся в трудной ситуации (садик, школа, жилье). Для этого не нужно никуда ехать. Да, конечно, все непросто, может быть не совсем так, как хочется. Но если решено остаться, то стоит это пережить. А при рассмотрении подобных случаев уж точно не будет приниматься во внимание экономическая ситуация: просто надо обращаться за помощью в соответствующие инстанции.

Фотография из архива автора

Если мы заговорили о женщинах в трудных жизненных ситуациях, какие еще есть варианты их поддержки?

Хочу рассказать о такой малоизвестной визе, как «жертва домашнего насилия». Например, когда женщина приехала по визе жены (переключиться можно только с этой визы), а ее муж оказался абьюзером. Тут даже не важно, какой срок она находится в Британии. Есть случай в юридической практике, что в первый же день по приезде жену избил муж, и она оформила заявку на визу «жертв насилия». Правда, сначала получила отказ, но потом с юристом они подали на апелляцию и выиграли кейс. Причем абьюз может быть абсолютно любой: физический, эмоциональный. Главное, если такое произошло, не бояться обращаться за помощью, не молчать. Потому что часто женщины просто бояться это сделать.

И еще одна деталь, о которой тоже не все знают. Если вы находитесь в Британии по визе, не предполагающей получение пособий, их все-таки можно получить. Но в определенных ситуациях. Есть такая форма заявки, которая называется change of conditions. В ней ты утверждаешь: мне нужны эти пособия, потому что я, ну, скажем, не могу прокормить ребенка. Обычно это возможность для одиноких матерей. В Британии с такими ситуациями работает много заинтересованных организаций и активистов.

А что делать тем, кто когда-то «приплыл», например, из степей Украины «на маленькой лодке» и не подошел ни под одну из существующих программ? Вы работаете с трудными случаями?

Тут все зависит от ситуации. У меня есть большой опыт работы с женщинами из стран Африки, и вот случай: она когда-то приехала в Британию легально, потом осталась, живет, рожает – мать-одиночка… Женщина ждет, когда ее ребенку исполняется 10 лет и он получает гражданство просто потому, что здесь находится положенный срок. А после этого мать подает на визу родителя. Есть, конечно, другие опции: подавать на убежище, использовать правозащитные аргументы.

Получение убежища – тоже Ваш профиль?

Я работаю в партнерстве еще с одной юридической фирмой и некоторые сложные кейсы делаю совместно с ними. Вообще получение убежища – сложная тема. Хотя процент одобрения таких кейсов, по статистике, высокий. Я хорошо знаю это направление. Есть разные случаи, начиная от просителей по религиозным причинам (например, свидетели Иеговы) до таджикских сборщиков клубники (правда, это были не мои клиенты), которые потом пытаются добиться предоставления убежища, и иногда им это удается совершенно невероятными способами. Правда, сейчас такие краткосрочные визы «на ферму» практически не одобряются для граждан РФ и РБ, рекрутинговые агентства с гражданами этих стран уже не работают, считается, что есть большие риски.

Еще сложный кейс с просителями, уезжающими от мобилизации. В Германии был недавно случай: адвокат добился положительного решения для парня, бежавшего именно от призыва в армию. И это уже прецедент! Но вообще, конечно, таким людям нужны доказательства политического преследования (например, заведенное уголовное дело) и лучше как можно больше соответствующих бумаг, документов.

И еще раз о таком безнадежном варианте, как переезд родителей… Если у людей депрессия (может быть, даже клиническая), одинокая трудная жизнь вдали от детей, что-то можно сделать?

О! Это действительно вопрос почти безнадежный. Процент одобрения тут, наверное, на уровне 3-4%. Первичные заявки практически всегда получают отказ, нужно идти на апелляцию в суд. Но сейчас, в связи с действием санкций, появились некоторые новые аргументы: например, недоступны жизненно необходимые лекарства (были подобные успешные кейсы в последний год, в том числе из России). А вообще все трудно. Нужно доказать, что человек остался совсем один, ему невозможно оказать помощь, требуется постоянный уход, который невозможно организовать на месте. Тут даже такие причины, как клиническая депрессия, вряд ли подойдут (ведь есть же местная медицина!).

Вообще надо отметить, что каждый миграционный юрист специализируется на каких-то определенных ситуациях и категориях виз. В моем случае – это зачастую семейные и рабочие визы, спонсорские лицензии, европейские визы (я свободно говорю на немецком).

P.S. Основные услуги, предоставляемые First Class Initiative (FCI):

  • визы и иммиграционные заявки разной сложности в ЮК;
  • спонсорская лицензия для бизнеса;
  • система управления спонсорством;
  • подготовка к аудиту;
  • оценка по баллам: квалифицированный работник, стартап-основатель, инноватор, международный талант;
  • виза для самостоятельного спонсорства;
  • заявления на получение разрешения на въезд (визы супруга/невесты/партнера, не состоящего в браке);
  • дополнительный вид на жительство;
  • бессрочный вид на жительство;
  • натурализация, регистрация и гражданство;
  • статус постоянного жителя для граждан ЕС;
  • иждивенцы квалифицированных работников;
  • вид на жительство ЕС (работа/бизнес/пенсия/семья).

Tatiana Tsutsor

Immigration Consultant

First Class Initiative (FCI)

My working days are Monday to Friday

Office: +447523281911

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ