Как приручить Париж?

Автор Anna Suchkova
Рубрика Город, Колумнисты, Культура
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 29 февраля 2024
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 3 min.

Как приручить Париж?

Париж и неоправданные ожидания – синонимы. Нет сильнее разочарования, чем разочарование от Парижа. Потому что Париж про любовь и красоту, говорили нам. Но не всегда есть тот, кто может поделиться своей любовью к городу. И не всегда есть время, чтобы приручить город. Или хотя бы его кусочек. Причем, чем крохотней этот кусочек, тем лучше. И меньше шансов поймать так называемый «синдром Стендаля» или «флорентийский синдром».

Париж, фотография автора

Дело в том, что концентрация искусства и красоты в Париже и во Флоренции настолько велика, что особо чувствительные люди могут испытывать очень неприятные ощущения, вплоть до панических атак, головокружений и галлюцинаций. Началась эта история, как видно из названия, во Флоренции, и первым, кто описал происходящее, был Мари-Анри Бейль, известный нам под псевдонимом Стендаль.

Marie-Henri Beyle, dit Stendhal (1783-1842) / Wikipedia

22 января 1817, приехав из Милана во Флоренцию, он написал:

«Поглощённый созерцанием возвышенной красоты, я лицезрел её вблизи, можно сказать, осязал её. Я достиг уже той степени душевного напряжения, когда вызываемые искусством небесные ощущения сливаются со страстным чувством. Выйдя из Санта-Кроче, я испытал сердцебиение, то, что в Берлине называют нервным приступом: жизненные силы во мне иссякли, я едва двигался, боясь упасть. Я сел на одну из скамеек, стоящих на площади Санта-Кроче, и с восхищением перечёл стихи Фосколо, которые находились в моём портфеле: я не замечал их недостатков, мне нужен был голос друга, разделяющего моё волнение…»

(«Рим, Неаполь и Флоренция» Стендаль. 1814-1820)

«…Я был в каком-то экстазе от мысли, что я во Флоренции, так близко к великим людям, могилы которых я видел. Поглощенный рассматриванием возвышенной красоты, я достиг точки соприкосновения своих чувств с небесными ощущениями. Все вокруг словно говорило с моей душой. Мне показалось, что иссяк источник жизни. Я шел, боясь упасть».

(«Рим, Неаполь и Флоренция» Стендаль. 1814-1820)

Са́нта-Кро́че — церковь Святого Креста – базилика в центре Флоренции, знаменитая фресками Джотто и гробницами великих людей Италии / Wikipedia

Спустя почти два столетия известный итальянский психиатр Грациелла Магерини назвала этот феномен «синдромом Стендаля» (La Sindrome di Stendhal). Она много лет работала психиатром в больнице Санта-Мария-Нуова во Флоренции. А в 1989 году написала книгу «Стендальский синдром» (La Sindrome di Stendhal). По ее мнению, такие реакции связаны с уже имеющимся «скрытым психическим или психологическим расстройством, которое проявляется как реакция на изображения сражений и другие шедевры».

Portrait of Fyodor Dostoyevsky, artist Konstantin Aleksandrovich Trutovsky / Wikipedia

В 2005 году бразильский нейрохирург Эдсон Хосе Амансио опубликовал работу «Достоевский и синдром Стендаля» ( Amâncio E.J. (2005). Dostoevsky and Stendhal’s Syndrome, Arq Neuropsiquiatr, 63, 1099-1103). Он писал: «При встрече с шедевром мировой культуры особенной красоты у человека может появиться измененное восприятие реальности, эмоциональный дисбаланс, паническая атака и тревожность с соматическими признаками. Обычно этому синдрому подвержены изначально высокочувствительные люди, у которых предметы искусства вызывают восхищение, часто это художники, поэты, писатели, студенты художественных вузов».

The Body of the Dead Christ in the Tomb (and detail, lower) 30.5 cm × 200 cm. Kunstmuseum Basel / Wikipedia

Предполагается, что Достоевский столкнулся с «синдромом Стендаля» в Художественном музее Базеля  Kunstmuseum Basel перед картиной Ганса Гольбейна «Мертвый Христос в гробу». Свое впечатление от картины Федор Михайлович описал в романе «Идиот»:

«— Это копия с Ганса Гольбейна, — сказал князь, успев разглядеть картину, — и хоть я знаток небольшой, но, кажется, отличная копия. Я эту картину за границей видел и забыть не могу.

— А на эту картину я люблю смотреть! — пробормотал, помолчав, Рогожин.

— На эту картину! — вскричал вдруг князь под впечатлением внезапной мысли — На эту картину! Да от этой картины у иного еще вера может пропасть!

— Пропадает и то, — неожиданно подтвердил вдруг Рогожин».

(«Идиот» Ф.М. Достоевский, 1868 год)

«Флорентийский синдром» или «синдром Стендаля» называют еще «гиперкультуремия» (Hyperkulturemia) или art attack по аналогии с heart attack (сердечный приступ). Летом 2020 года директор музеев Ватикана Барбара Ятта давала интервью и рассказала о том, что после пандемии людей с «синдромом Стендаля» стало в разы больше.

Туристы в Париже / Unsplash

Но отдельная страница в истории разочарований от встречи с Парижем принадлежит Японии. «Парижский синдром» (Syndrome de Paris. パリ症候群) был выявлен в 1986 году японским психиатром Хироаки Отой, работавшим в больнице Святой Анны во Франции. Описание синдрома было опубликовано в журнале по психиатрии Neuvure во Франции в 2004 году. Хироаки Отой выделил три основных причины возникновения парижского синдрома: языковой барьер, культурные различия и идеализация города. «Как оказалось, психика путешественников из Японии не готова к посещению таких городов, как Париж. Они едут, надеясь на гостеприимство, а встречают полную противоположность. Их нервы не выдерживают такой нагрузки», – объяснял психолог Эрв Бенхамоу. Слишком велика оказывается разница культур, и слишком разителен контраст между романтическими ожиданиями и реальностью.

«Всё всегда путается перед тем, как встать на свои места…», – писал Алан Брэдли в романе «Сладость на кончике пирога». Берегите себя и приручайте Париж маленькими порциями. Он того стоит!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ