Литература в эмиграции или эмиграция в литературе

Автор Аватар
Рубрика Колумнисты, Культура
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 20 апреля 2024
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 4 min.

Литература в эмиграции или эмиграция в литературе

Удивительное явление — эмиграция! Кажется, что путь каждого эмигранта абсолютно индивидуален и зависит исключительно от человека, однако истории таких людей часто похожи именно в том, как ими ощущается сам процесс адаптации в чужой стране. Каждый эмигрант, даже тот, кто ни разу не пожалел, что уехал, и, в общем-то, никогда не задумывается о возвращении на родину, иногда по ней скучает: то ли по семье и старым друзьям, то ли по любимой улице в городе, по неоспоримой, комфортной и так редко раньше ощущавшейся стабильности в жизни.

Эмиграция — это новизна всего и одновременно. Новые люди, язык, правила… да и сам эмигрант для себя становится другим человеком. Отчасти это случается из-за трудностей, с которыми неизбежно сталкиваются люди, постепенно открывая для себя совершенно иные культуру и опыт. В эмиграции можно и нужно ощущать себя иногда потерянным, так как это является ее самой неотъемлемой частью. Так чувствовали себя и русские писатели, в разное время покинувшие страну, чтобы продолжать литературную деятельность уже заграницей. Книги, написанные русскими эмигрантами, рассказывающие о том, как на самом деле жили их соотечественники в Париже, Нью-Йорке, Берлине и многих других городах, являются отличным антидотом от хандры. Смешные, немного нелепые и иногда грустные, эти истории с поразительной точностью описывают действительность и вселяют уверенность в успешности и правильности собственного эмиграционного опыта.

 Александра Коллонтай. “Воспоминания”

 

Александра Коллонтай — революционерка из дворянской семьи, обвинённая в призывах к свержению царского правительства и вынужденная провести многие годы в эмиграции вплоть до наступления революции. Книги, написанные Коллонтай об этом периоде ее жизни, пропитаны революционным духом тех лет. “По рабочей Европе” и “По буржуазной Европе” описывают жизнь дореволюционных эмигрантов из Российской Империи, как они воспринимались за границей, их взаимодействие с разными сословиями европейского общества. В “Воспоминаниях” Коллонтай фокусируется больше на своем собственном опыте, а также подробно рассказывает о дальнейшей жизни после возвращения на родину: ее ранняя революционная деятельность не прошла безуспешно, и в СССР она становится первой женщиной-министром в истории России, занимается сексуальным просвещением, а в поздние годы жизни практически повторяет заново опыт вынужденной эмиграции в роли посла.

 Сергей Довлатов. “Иностранка”

 

В эмиграцию Сергей Довлатов уезжал без особого желания, долго и осознанно оставаясь в СССР, о чем позже много раз писал в своих произведениях и объяснял это тем, что в чужой стране писать не сможет. Но публиковали Довлатова исключительно за границей. Его жена с дочерью уехали в Америку, а на самого Довлатова усилилось давление со стороны соответствующих органов, что сильно повлияло на и без того плачевное материальное положение писателя. Журналистская деятельность Довлатова становилась все менее востребованной, ему часто отказывали в работе. Переехав в Америку с матерью, писатель близко общается с русской диаспорой Нью-Йорка и работает в газете “Новый американец”. Об этом новом опыте он пишет в своих более поздних произведениях, на страницах которых раскрываются образы самой разношерстной эмигрантской публики из СССР. Наиболее позитивным из них является “Иностранка” — короткая, но невероятно смешная повесть о молодой эмигрантке Марусе Татарович, оказавшейся в Америке не по политическим причинам, а в поисках простого личного счастья. Второстепенные персонажи книги, жители русского Брайтон-Бич, получаются так выразительно, живо и удивительно знакомо, как будто они до сих пор могут встретиться уже совершенно другому поколению эмигрантов.

Борис Поплавский. “Аполлон Безобразов”

 

Борис Поплавский — талантливый поэт и прозаик после революции совсем еще юношей оказался с семьей в Париже. Там он довольно быстро влился в богемные круги белой эмиграции и проводил  время в многочисленных кафе на модном Монпарнасе. Несмотря на очевидный талант и общее признание, а также близкое знакомство со многими успешными деятелями искусства, такими как Хармс, Шагал и другими, работы Поплавского практически не публиковались, он сам читал свои стихи на разных литературных вечерах. Жизнь писателя сложилась трагически: он рано умер при весьма странных обстоятельствах, так и не опубликовав ни одного произведения. Жил Поплавский бедно, так как, по собственным его словам, не мог заниматься “скучной и бессодержательной работой”. Однако именно он стал своеобразным лицом русской литературной эмиграции тех лет, в наше время получившей название “Потерянное поколение”. Уехавших из России не публиковали в СССР, связь с оставшимися на родине коллегами часто обрывалась, и постепенно эти писатели исчезли из поля зрения российских читателей. В книге “Аполлон Безобразов” Поплавский блестяще точно описывает жизнь молодых эмигрантов из Российской Империи в Париже: поэтично, немного цинично и крайне правдиво он словами молодого нигилиста рассказывает о нищете, об адаптации и о том, как некоторые люди все же добивались успеха в эмиграции.

 Нина Берберова. “Курсив мой”

 

Нина Берберова, еще одна представительница литературной белой эмиграции, уезжает из России еще совсем юной девушкой вместе с уже добившемся значительного успеха поэтом Владиславом Ходасевичем. Только в Париже она знакомится с Цветаевой, Горьким, Гиппиус и другими, начинает по-настоящему формироваться как писательница и автор биографий. В книге “Курсив мой” Берберова фокусируется на собственном опыте вместо привычного для нее повествования о жизни знаменитых знакомых. “Курсив мой” – это яркие, остроумные воспоминания, затрагивающие всех русскоязычных жителей Парижа того времени. Именно в этой автобиографии наиболее четко выделяется актуальная даже для сегодняшнего дня мысль: выстраивать собственную жизнь нужно самостоятельно.

 Эдуард Лимонов. “Это я — Эдичка”

 

В США Лимонов оказался еще совсем молодым писателем, однако уже заслужившим в СССР репутацию “отъявленного антисоветчика”, что, очевидно, и послужило причиной его переезда под давлением властей в 1974 году. Именно в Нью-Йорке начинается путь писателя в том образе, в котором он известен сегодня. Грязно, зачастую похабно и грубо Лимонов описывает свою эмигрантскую жизнь в США. Все его надежды на возможность писать профессионально раз за разом рушатся о суровую действительность, писатель живет в бедности, одиночестве и в отсутствии работы. После выхода романа в 1979 году и без того скандальная слава Лимонова еще больше укрепляется, теперь уже в качестве настоящего писателя. Позже он выпускает два продолжения “Нью-Йоркского цикла”, однако именинно “Это я — Эдичка” так и остается самым популярным и неординарным романом о жизни Лимонова в эмиграции в силу того странного сюрреализма, которым пропитана каждая страница.

Баронесса Мария Федоровна Мейендорф. “Воспоминания”

 

“Воспоминания” Марии Мейендорф охватывают почти целый век, полный исторический потрясений. Русская революция, сильно затронувшая ее семью, в царские времена относившуюся к самой высокой знати, кардинально переворачивает жизнь писательницы. Вместе с ее необычайно талантливой семьей она вынуждена бежать из России. Именно по просьбе своих родственников Мейендорф и пишет эту книгу, рассказывая историю целого ряда известных и значимых людей в царской России за границей. От многих подобных произведений «Воспоминания» Мейендорф отличаются удивительной легкостью повествования и внутреннем чувством спокойствия автора, там нет места грязному реализму и разочарованиям, хотя, очевидно, причины для этого, бесспорно, имеются. Вместо пессимизма – точные заметки о жизни, позволяющие погрузиться в мир белой эмиграции в Европе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ