Shakespeare and Company: Шекспир, Сильвия Бич и столик с видом на Нотр-Дам

Автор Anna Suchkova
Рубрика Город, Колумнисты, Культура
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 30 марта 2024
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 3 min.

Shakespeare and Company: Шекспир, Сильвия Бич и столик с видом на Нотр-Дам

Как Шекспир поможет вам изучить Париж? Где выпить по-настоящему вкусный кофе с видом на Нотр-Дам? И есть ли тихое, спокойное место в самом центре городской суеты? Ответом на все эти вопросы станет парижский книжный магазин Shakespeare and Company! Заглянем туда вместе с….

Adrienne Monnier dans sa librairie par Henri Manuel, vers 1925. Source Ville de Paris / Bibliothèque Marguerite Durand / Wikipedia

Две прекрасные женщины, американка Сильвия Бич и француженка Адриенна Монье, знакомятся в Париже в 1917 году. Двумя годами ранее Адриенна Монье открывает «Дом друзей книги» в 6 округе на улице Одеон (La Maison des Amis des Livres). В 1919 году под ее влиянием Сильвия Бич создает книжный магазин на улице Дюпюитрен. В 1921-м магазин переезжает в более просторное помещение  на ту же улицу Одеон.  Позднее Сильвия скажет, что название Shakespeare and Company она увидела во сне.

First edition of Ulysses by James Joyce, published by Paris-Shakespeare, 1922. The colour of the cover was meant to match the blue of the Greek flag / Wikipedia

Через 5 лет, 2 февраля 1922 года, в день рождения Джеймса Джойса, Сильвия получит из типографии три первых экземпляра «Улисса»  романа, запрещенного цензурой в Великобритании и СШA, романа, названного критиками  «кучей навоза, в которой копошатся черви, заснятой кинематографическим аппаратом через микроскоп». «Незабываемая катастрофа — безмерная по смелости, страшная по разрушительности», — отзывалась о романе Вирджиния Вульф.

Но эти прогремевшие в литературном мире события будут позже, а пока вернемся на улицу Одеон. Сильвия Бич реализовала мечту многих писателей и тех, кто им покровительствовал: дала возможность «людям пишущим» не становиться «людьми пашущими». «Социалистическая утопия, выряженная в книжный магазин», — назовет его потом Джордж Уитмен. Shakespeare and Company стал символом неустойчивого мира так называемого потерянного поколения (génération perdue):

«Когда мы вернулись из Канады и поселились на улице Нотр-Дам-де-Шан, а мисс Стайн и я были ещё добрыми друзьями, она и произнесла свою фразу о потерянном поколении. У старого форда модели Т, на котором в те годы ездила мисс Стайн, что-то случилось с зажиганием, и молодой механик, который пробыл на фронте последний год войны и теперь работал в гараже, не сумел его исправить, а может быть, просто не захотел чинить её «форд» вне очереди. Как бы там ни было, он оказался недостаточно sérieux, и после жалобы мисс Стайн хозяин сделал ему строгий выговор. Хозяин сказал ему: «Все вы — génération perdue!» — Вот кто вы такие! И все вы такие! — сказала мисс Стайн. — Вся молодёжь, побывавшая на войне. Вы — потерянное поколение».

Эрнест Хэмингуэй «Праздник, который всегда с тобой»

Книжный магазин застал interwar times – время между двух войн – после Первой мировой и до начала Второй. Книги стоили дорого, и книжный понемногу превращался в библиотеку, где нужно было заплатить за абонемент. Сильвия называла своих посетителей bunnies (кролики), от французского слова  abonné – абонент. Сильвия Бич была очень аккуратна и тщательна в ведении документации, и до наших времен дошли все библиотечные карточки, все письма, документы.

Вот так выглядела библиотечная карточка Эрнеста Хэмингуэя. Фото Shakespeare and Company

Встречу с Сильвией Эрнест Хэмингуэй описывает в главе Shakespeare and Company в книге Movable Feast, но и там книжный магазин он называет библиотекой.

«Когда я впервые пришел в ее лавку, я держался очень робко — у меня не хватало денег, чтобы записаться в библиотеку, — Сильвия сказала, что я могу внести залог позже, когда мне будет удобнее, завела на меня карточку и предложила взять столько книг, сколько я захочу.

У нее не было никаких оснований доверять мне. Она меня не знала, адрес же, который я ей назвал, — улица Кардинала Лемуана, 74, — говорил только о бедности. И все-таки Сильвия была мила, обаятельна и приветлива, а за ее спиной поднимались к потолку и тянулись в соседнюю комнату, выходившую окнами во двор, бесчисленные книжные полки со всем богатством ее библиотеки.

Я начал с Тургенева, взял два тома «Записок охотника» и, если не ошибаюсь, один из ранних романов Д. Г. Лоуренса «Сыновья и любовники», но Сильвия предложила мне взять еще несколько книг. Я выбрал «Войну и мир» в переводе Констанс Гарнетт и Достоевского «Игрок» и другие рассказы».

Дальше в романе он скажет о хозяйке книжного магазина: «…лучше Сильвии ко мне никто никогда не относился».

Во время немецкой оккупации Парижа магазин продержался не очень долго. Сильвия Бич была вынуждена закрыть его в 1941 году после того, как отказалась продать нацистскому офицеру последний экземпляр  романа Джойса «Поминки по Финнегану» (Finnegan’s Wake).

Книжный магазин Shakespeare and Company / Wikipedia

В 1951 году дух магазина Shakespeare and Company возродился в новом книжном, открытом  Джорджем Уитм, внуком Уолта Уитмена, на другом берегу Сены. Его первое название – «Мистраль», но позднее Сильвия Бич передала ему права на название Shakespeare and Company. Он открыт и сейчас, и это самое уютное, спокойное книжное место в центре Парижа.

Фотография автора

Shakespeare and Company состоит из трех частей: собственно книжный магазин, где на втором этаже есть «уголок писателя». Там нельзя разговаривать и фотографировать, зато можно читать книги, коих великое множество, или даже писать книги (источников вдохновения в избытке). Вторая дверь слева – букинистический магазин. Возьмите полистать первое издание сказок Андерсена, оно того стоит. А третья часть – кафе. Деревянные лавки, самый вкусный капучино в Париже, развеселая подборка литературы в крошечном туалете и вид на Нотр-Дам. Улица Бюшри, дом 35… И записка от меня в романе Голсуорси. Не скажу, в каком.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ