«Гусельное поле» Ольги Глазовой, возможно, где-то в параллельной реальности

Автор Ekaterina Dudakova
Рубрика Интервью
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 16 января 2024
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 5 min.

«Гусельное поле» Ольги Глазовой, возможно, где-то в параллельной реальности

В Лондоне, на площадке World Heart Beat Academy в Embassy Gardens прошел благотворительный фестиваль-марафон Music Saves the World, организованный Марией Семушкиной. Выдающиеся музыканты мира выступили в поддержку талантливых детей-беженцев, а также музыкальных школ, пострадавших от войн и конфликтов.

Концерт Music Saves the World: мир и гармония говорят на языке музыки

После концерта мы побеседовали с исполнительницей-гусляром, певицей и композитором, лауреатом более 30-ти международных и российских конкурсов Ольгой Глазовой о вдохновении, карьере, о том, почему самое главное для музыканта – никогда не сдаваться.

«Гусельное поле» Ольги Глазовой, возможно, где-то в параллельной реальности | London Cult.
Ольга Глазова. Фото для альбома детской музыки. Автор: Брушша

Ольга, расскажите, почему именно гусли? Как Вы пришли к этому инструменту?

— В шесть лет я услышала гусли во втором классе обыкновенной средней школы и решила, что буду играть на этом инструменте. Вот и всё! Окончила музыкальную школу (по гуслям), колледж искусств (по гуслям) и Санкт-Петербургскую консерваторию (по гуслям).

В высшее учебное учреждение не поступишь без собственного инструмента, а гусли лучше всего делают частные мастера, поэтому нужно было заказывать инструмент самостоятельно. Именно в тот момент я поняла: если хочу выступать и петь под гусли, мне нужна их расширенная версия, больше струн. Обыкновенные академические гусли повторяют часть диапазона голоса, и аккомпанировать себе неинтересно. Так, осенью 2012 года появились первые в мире 30-струнные гусли для профессионального использования.

На сегодняшний день модель стала узнаваема настолько, что ее копируют другие мастерские. Конечно же, без ведома автора или моего. Скопировать внешний вид легко, достаточно снять мерки с фотографий, но достигнуть того же звучания или приблизиться к моему тембру не получилось ни у кого.

video
play-sharp-fill

— Вы выступаете как в России, так и за границей. Есть ли разница в восприятии инструмента залом, в реакции слушателей?

— Да, к сожалению, есть конкретная разница, я ощущаю ее на каждом концерте. Когда выхожу на сцену в российском зале, понимаю – меня не принимают. Отличие от исполнителей на привычных инструментах воспринимается, как странность: «Докажи, что это нам нужно!» Причем я знаю: достаточно начать играть, и люди будут довольны, их отношение сменится на благоприятное, всегда так происходит. Но! В любом случае – это Борьба.

А вот в Европе (Франция, Германия, Финляндия, Эстония, Латвия, Англия, и пр.) по какой-то неведомой мне причине слушатели-зрители, когда видят инструмент первый раз, уже заранее добры, готовы узнать, что я им «дам».

— То есть в Европе люди более восприимчивы к новому, более открыты?

— Я не могу пока так сказать. Мой опыт достаточно узконаправленный: ведь мне не пришлось сыграть во всех залах EU. Я оперирую только фактами из своей жизни, а распространяется ли то же самое на всех-всех-всех, не знаю. По моему опыту – здесь проще. Нет эмоциональной закрытости, условно, враждебности… Хочется вместо слова «враждебность» выбрать что-то полегче… Лучше скажу: недоверчивости!

— Как изменилась Ваша карьера, музыкальная жизнь с поездками по миру?

— За десятилетие с небольшим я – как сама себе продюсер и менеджер – чуть больше разобралась в российской музыкальной индустрии. Но мне это не помогло… Шутка! Ответ на ваш вопрос у меня будет таким: нет, у меня ничего не изменилось и не стало хуже. Это достаточно необычно. Даже в 2020-м, в год пандемии, было довольно много выступлений и поездок. Потеряны оказались только два месяца, когда закрыли границы. Например, я не смогла читать лекцию в Академии имени Сибелиуса в Хельсинки.

«Гусельное поле» Ольги Глазовой, возможно, где-то в параллельной реальности | London Cult.
Ольга Глазова. Концерт на Новой Сцене Александринского Театра Автор: Алексей Дубинин

— Расскажите, что Вас вдохновляет?

— Люди. Мне не очень важны город и его местонахождение на планете, погода, возможность ходить одним привычным маршрутом или покупать еду только в определенных супермаркетах. Ну вот пример: кто-нибудь говорит что-то в духе «ой, не пойду на концерт, далеко ехать из моего района». Разве?! Даже Владивосток от Питера недалеко, сел в самолет и спи/смотри кино, всего 8 часов, занимайся собой. А тут речь всего лишь о 40 минутах в метро. Как можно сделать свою жизнь лучше, если так мыслить? Возможно, кто-то посчитает, что я оторвана от реальности, нахожусь в некоем «гусельном поле»? Пусть!

Что касается вдохновения… Когда начинаешь разбираться в профессии, которая называется self-made artist, обучаясь на примерах других, известных и неизвестных коллективов, то видишь: прежде всего, это работа с людьми. Из того, что я видела, мне больше всего не нравится распущенность и неадекватность поведения артистов, некий сложившийся стереотип: творческих людей надо принимать с их странностями. Никакой гений не должен себе позволять отсутствие эмпатии и инфантильность!

— А что зрители должны выносить с Вашего концерта, с Вашего «гусельного поля»?

— Мне кажется, самый правильный вопрос, что нужно получить от концерта конкретному человеку? Но хочу сказать о другом…

Понятие «музыка» на сегодняшний день обозначает звуковой шум вокруг, а не музыку. Везде – такси, кафе, магазины, улицы, рестораны, ресепшены, смартфоны и проч. Попробуй добраться до концерта в тишине. Чтобы ухо отдохнуло и подготовилось. Это практически невозможно! В Лондоне нет такого яркого звукового шума вокруг, зато люди повседневно говорят гораздо громче, чем в России.

Вернемся к гусельному концерту… Нельзя сказать определенно, соотносятся ли преследуемая мною цель и музыкальное взаимодействие с людьми, которые слушают мои выступления. Безусловно, ты каждый раз себя ограничиваешь в количестве задач, которые хочешь выполнить на том или ином концерте, думаешь, чем поделиться, что сказать. Слушатели ведь не зададутся вопросом, почему я не использую, скажем, третий палец, а чаще играю четвертым, зачем стала играть в конкретном моменте пальцем пятым. Они смотрят, слушают звуковую массу и… воспринимают «своё». При этом никак «я плюс они» не будут состыковываться, вот никак!

video
play-sharp-fill

— У вас еще будут концерты в Лондоне?— Да, да и еще раз да. Я поняла, что здесь в музыкальном смысле для меня все очень интересно. Поворотный момент возник, когда я весной 2023 года привезла сюда маму, чтобы она исполнила свою мечту «посмотреть Лондон». И в этот момент, очень удачно, мне пишет Борис Гребенщиков: «Надо гусли записать». Я отвечаю: «О! Через две недели приезжаю, давайте возьму их с собой?» — «Давай!» Получилось, что мы с мамой выходили вместе из отеля, она – в музеи, а я – на встречи, репетиции, записи, концерты.

— Сотрудничество, окружение… Насколько это важно для музыканта? Или гений может сделать себя сам?

— Вообще в жизни музыканта одно из главных – это поддержка и понимание. Потому что, если у тебя нет ресурсов и возможностей сразу показать себя, если ты не родился внутри концертного агентства, то нужно пройти определенный путь по утверждению себя как артиста, нахождению «своих» связей. В начале пути ты ничего не получаешь: ни поддержки, ни понимания. И это верно! Но если это воспринимать, как полное подтверждение или полное опровержение твоего таланта, то с места сдвинуться не получится. Поэтому правильно – не сдаваться в любом случае!

Я получила очень много добра, внимания, опыта и всю жизнь буду благодарна многим известным персонам и непубличным людям. Неизвестных не назову, ведь они не выбрали публичные восхваления. А вот несколько известных имен с радостью перечислю: Артемий Лебедев, Антон Беляев (THERR MAITZ), Борис Гребенщиков, Наталья О`Шей (Хелависа, Мельница), Андрей Бледный (25/17), THEODOR BASTARD, Аффинаж, Сергей Федорович Летов, Maris Lasmanis, Gregg Kofi Brown (OSIBISA), Любовь Толкалина, Сергей Старостин, Брушша Монакова, Катя Антонова, Женя Глюкк …

Что еще значит не сдаваться? Тебе не нужно переворачивать планету, раскручивать ее в обратную сторону и так далее. Нужно просто дойти к людям, уверенным в твоем таланте, трудолюбии, упорстве. И в какой-то момент количество перейдет в качество.

Также придется принять, что гениальная музыка сама себя не продаст. Никогда! Так как признание гениальности автора во многом вопрос случайности. Людей можно приучить к чему угодно, и они примут любые события. Я не о сегодняшней ситуации в мире, но в принципе об истории человечества. Люди жили без электричества, оно появилось, и все привыкли к этому. Человечество существовало без смартфонов, потом они вошли в нашу жизнь, и мы уже не представляем, как можно обходиться без них. Уйдут гаджеты, люди приучатся  к чему-то другому…

И точно так же, где-то в параллельной реальности, мы имеем совершенно другой пласт – музыкальный, мировой, частный. Вы сами знаете, если есть некий активный человек, который что-то продвигает, он это сделает. Бывают люди, которые просто умеют «двигать». Так что, музыканту лучше бы знать, какие у него есть ресурсы, возможности для продолжения своей активности, и не факт, что сначала  музыкальной. А потом подумать, какие еще шаги можно сделать, чтобы достичь цели. И так, шаг за шагом, дойти к своим лучшим людям!

P.S. В конце апреля Ольга Глазова снова приедет в Лондон, на этот раз на месяц. И отметила, что будет рада сотрудничеству.

Читайте также