Кайдзен и скотобойня Генри Форда

Автор Александр Иванов
Рубрика Колумнисты
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 20 мая 2023
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 5 min.

Кайдзен и скотобойня Генри Форда

Японская практика или даже, если будет угодно, философия кайдзен означает непрерывное совершенствование.
Хочешь добиться совершенства в любом деле — занимайся им всю жизнь. Пусть даже минуту в день, но непрерывно и регулярно.

ACD533D7-61C3-4E17-99EB-4231382E8EE2.jpgКонечно, не каждый народ на планете выделяет самосовершенствование в особую философию существования, но каждый знает, что для улучшения каких-либо навыков, в том числе, и навыков производства, надо уделять своему делу максимально много времени.

Впрочем, посвящать жизнь только одному делу, оттачивая его до уровня мастерства, человечеству весьма долго не удавалось, потому что львиную долю своего существования на земле род людской был занят добычей пропитания, которая занимала у него практически все его время.

Но с появлением некоторых излишков продуктов питания произошло то, о чем мы хорошо знаем: постепенно из общего ряда земледельцев и скотоводов стали выделяться ремесленники — гончары, кузнецы, ткачи, чье ремесло было востребовано и могло сначала прокормить, а позже и вовсе принести достаток.
Разделение процесса производства на отдельные операции состоялось относительно недавно: эта идея могла возникнуть только тогда, когда на тот или иной товар появился устойчивый платежеспособный спрос.

79369887-A247-4A3E-9B16-E36689AAF213.jpg
Кайдзен состоит из двух иероглифов: Кай — изменения, и Дзен — хорошо. Это словосочетание японцы переводят как «непрерывные улучшения, постоянное совершенствование»

 Так, Цзиндэчжэнь в Китае слыл общепризнанным центром производства фарфора еще с XIV века, но только 300 лет спустя, когда спрос на фарфор среди европейских купцов стал, что называется, зашкаливать и «столица фарфора» разрослась невиданно, до миллиона человек (и стала крупнейшим городом своего времени), появляется распределение занятий: есть специальные люди, добывающие глину, другие приготовляют из добытого каолина, кварца и шпата волшебную смесь, третьи работают на гончарном круге, четвертые занимаются обжигом, и, наконец, есть еще и художники, расписывающие фарфор чудесными узорами.

Разделение, пусть весьма грубое, процесса на отдельные операции позволило необыкновенно возвыситься Цзиндэчжэню, выдавая на-гора невиданное количество фарфора удивительно высокого качества.
Но в конце XVIII — начале XIX веков, когда спрос на китайский фарфор снизился, повсеместно стало исчезать и разделение труда, большинство мастерских снова вернулись к ремесленным технологиям производства.

В Европе к тому времени уже вовсю работали мануфактуры: такой способ производства был известен еще с XII века, когда византийцы, узнавшие секрет производства шелка, работали, не покладая рук, стремясь удовлетворить бесконечный европейский спрос на эту удивительную ткань.
Примерно в то же время на Сицилии и в других итальянских городах появились мануфактуры по производству бумаги, а в Венеции — мануфактуры по производству зеркал.
А в XV веке мануфактуры возникли уже по всей Европе — возродившаяся европейская торговля требовала большого количества товаров и появились мануфактуры по производству сукна, литейные, кораблестроительные, горнодобывающие и масса других.

31A3FBB8-24FC-43F4-9900-740F9335A48D.jpg
Средневековая мануфактура: за внешней суетой — каждый занят своим делом. Зоны выполнения различных операций никак не разделены

 Великие географические открытия сильно стимулировали сбыт — европейцы были заняты не только применением новых технологий, но и придумыванием новых механизмов, например, для использования энергии воды и ветра.

К XV веку на венецианском Арсенале при строительстве кораблей использовали что-то, уже отдаленно напоминающее конвейер: строящиеся галеры перемещались по воде от одной «станции» — группы рабочих определенной специальности, к другой.

Цеховые правила сильно усложняли жизнь мануфактур: города, бывшие «островки свободы», запрещали их существование в принципе, и промышленники пускались на хитрости, размещая производство в деревнях.
В одних деревнях стригли овец, оттуда шерсть перевозили в деревню, где работали прядильщики, потом — в деревню, где работали ткачи, после — к красильщикам.

В конце концов предприниматели повсеместно перенесли свои производства за город, где выросли уже вполне себе заводы, собирающие под одной крышей рабочих разных специальностей: ведь гораздо рентабельнее собрать вместе людей, чем развозить по стране «полуфабрикаты» — так на месте крошечных деревень выросли огромные мегаполисы.

424B653C-F6A2-4D8C-A5F9-EEB3C54FC72B.jpg
Гвозди: кованные и фабричного производства

 В конце XVIII века некий скучающий английский джентльмен задается целью подсчитать, как поменялась производительность труда.

Он просит деревенского кузнеца сделать ему обыкновенные гвозди и тот делает дюжину, затрачивая на это более 40 минут.
В то же время, замечает джентльмен, расположенный по соседству завод по производству гвоздей, на котором занято 16 рабочих, выпускает в час 90 тысяч гвоздей, сильно превосходящих по качеству сделанные ремесленным способом.

Энергия пара, а позже электричества, раскручивают производительность труда до невероятных показателей, но человеческий гений неисчерпаем и новую революцию в производительности делает конвейер.

Сложно сказать, насколько справедливо изобретение конвейера приписывают Генри Форду. В конце концов, этот способ производства автомобилей был запатентован Рэнсомом Илаем Олдсом (Ransom Eli Olds) еще в 1901 году и использовался при производстве Олдсмобилей за 13 лет до старта подобного производства у Форда.

Говорят, Олдса на конвейерное производство вдохновило посещение знаменитых чикагских скотобоен — невероятного и невиданного по тем временам производства, не имевшего себе равных ни по масштабности, ни по эффективности.

090739AD-9455-4FCF-B0A8-27D8A1B5473E.jpg
Чикагские скотобойни: «один работник — один удар». По сути, это и был первый настоящий конвейер

Мясопереработчики Америки выбрали берега озера Мичиган неслучайно: именно здесь сходились пути перегонщиков скота (в основном это были лонгхорны — одичавшие потомки коров, завезенных на континент еще во времена Колумба).

Чикагская «фабрика смерти» была спроектирована инженером Октавом Шаньютом (Octave Chanute) и открыта в 1865 году.
Только представьте себе: гигантский скотный двор, бойни, ледники, железнодорожные пути и станции, станции подачи электричества и воды (горячей, в том числе), заводы по консервированию, комплекс офисов.

И среди всего прочего — конвейер: туши животных перемещались от рабочего к рабочему, подвешенные к наклонному рельсу и каждый работник выполнял одну-единственную операцию по обработке туши.
Предприятие быстро стало городом: на бойнях работали от 25 до 50 тысяч человек, здесь ежегодно забивали 9 млн. голов скота, и сами бойни давали больше 80% всего производимого в США мяса.

Возможно, для современного человека зрелище чикагских боен было бы невыносимым и шокирующим, Олдс же увидел там то, что хотел увидеть — эффективность. Увидел, поразмыслил, творчески перенес на собственные нужды и применил.
К тому моменту Форд занимался разработкой своих первых машин. Собственно, известность марка «Форд» получила только в 1903 году, когда одна из моделей этого конструктора одержала яркую победу в автогонках.
В первый год своего существования компания Форда произвела 1700 автомобилей (заметим, что тем временем Олдс , использовав конвейер, где детали автомобиля перемещались на специальной тележке от одного рабочего к другому, увеличил масштабы своего производства с 400 до 5000 машин в год).
1700 автомобилей в год — отличный показатель, акционеры были страшно довольны, но у самого Генри Форда были другие планы.– Он считал автомобиль совершенно необходимым для каждого американца и грезил о несбыточном — о производстве тысячи или даже двух тысяч автомобилей… в день.

FCCAF30D-E7B5-4A1E-82D2-ABCD3495277A.jpg
Сборка знаменитой модели «Форд — Т»

К модели «Форд-Т», которая сделает марку знаменитой, компания и сам Генри Форд шли еще несколько лет, и наконец в 1908 году был разработан автомобиль, о котором реклама сообщала как о совершенстве, машине для всех, «народном» и «семейном» автомобиле.

Форд объединил идеи чикагских скотобоен (только использовав вместо рельсовой подачи движущуюся ленту, по которой автомобиль передвигался от рабочего к рабочему) с идеями Олдса.
Доведя идею специализации до абсолюта, Форд разделил все операции, которые только возможно было разделить: на его конвейере один рабочий вставлял болт, другой насаживал гайку, третий ее закручивал.
Сказать, что производительность труда повысилась — не сказать ничего: это была настоящая революция!.
Сам Форд, склонный к хронометрированию всех без исключения процессов, писал, что время сборки одного шасси сократилось с 12 часов 08 минут до 1 часа 33 минут.

Изматывающие условия труда на конвейере Форд компенсировал высокой оплатой труда и невиданными льготами для рабочих: кажется, он стал одним из первых, если не самым первым предпринимателем, который ввел на своих заводах 8-часовой рабочий день и пятидневную рабочую неделю.

EC6D5FAE-F852-4BBF-B3C7-069D0FA40F81.jpg
Современный конвейер компании Тойота, сделавшей кайдзен лозунгом своего бизнеса

Собственно, с конвейера и началось победное шествие автомобилей Форда — сначала в Америке, а после и по всему свету.

Одновременно мир завоевала и «фордизация» — процесс применения конвейера повсеместно, практически в любом производстве.

Конвейер изменил мир и само понятие производительности.

 Другой автомобильный концерн, нынешний мировой лидер «Тойота», творчески переработав идеи Генри Форда, называет именно кайдзен философией своей компании.

Кайдзен, философия совершенства, считает одним из своих важнейших принципов преодоление проблем: если вы больше не видите проблем, то вы достигли совершенства.
К счастью, человечеству до достижения совершенства еще далеко и нам всем все еще есть, чем заняться.

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ