Нужда заставила: как возводились «соборы нечистот»?

Автор Anastassia Sakharova
Рубрика Город, Колумнисты
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 16 сентября 2023
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 3 min.

Нужда заставила: как возводились «соборы нечистот»?

В 1815 году лондонские домовладельцы получили разрешение соединить свои выгребные ямы с городскими коллекторами, уносившими дождевую воду с улиц в Темзу. К 1848-му это стало обязательным требованием. В итоге, Темза — главный источник питьевой воды в городе — превратилась в большую сточную канаву. В Лондоне то и дело вспыхивали эпидемии холеры, но общественное мнение по-прежнему приписывало их витавшим в воздухе миазмам. Обнаруживший истинную природу заразы доктор Джон Сноу умер, так и не сумев убедить других в своей правоте.

The silent highwayman. Wikipedia

Действеннее доводов рассудка оказалась жара, установившаяся летом 1858 года, когда даже вымоченные в хлорке (по другим сведениям, в уксусе) занавески не спасали заседавших в Вестминстере парламентариев от «великого смрада» (‘Great Stink’). В результате они в течение всего восемнадцати дней приняли годами саботировавшийся закон о выделении денег на строительство новой канализационной системы.

Кирпич, цемент и сточные трубы

Предварительная смета грандиозного проекта составила 3 миллиона фунтов (итоговые затраты предсказуемо оказались в два с лишним раза выше). Закопать их в буквальном смысле в землю было поручено Metropolitan Board of Works (нечто вроде департамента ЖКХ, транспорта и строительства под одной вывеской) и его главному инженеру Джозефу Базалджету.

Joseph Bazalgette by Lock & Whitfield, Wikipedia.

Его план состоял в том, чтобы собрать всю дождевую воду и нечистоты под Лондоном, а затем вывести все это добро за пределы города и выкачать в Темзу ближе к устью, откуда оно с отливом ушло бы в море.

Чтобы не перекапывать половину центра города, Базалджет спроектировал вдоль обоих берегов Темзы набережные Виктории, Альберта и Челси, а в них проложил не только тоннели с гигантскими перехватывающими коллекторами канализационной системы, но и тоннели для новой линии столичного метро (последний до сих пор является частью Дистрикт-лайн). И если оценить масштаб построенного под землей можно, только глядя на чертежи и планы, то наглядное представление о былой ширине Темзы (минус 45 метров) и объеме проведенных земляных работ дают ворота Йорк-хауса, некогда служившие парадным входом в резиденцию герцога Букингема с его личного причала, а теперь взирающие на Темзу с почтительного расстояния.

ICE editathon — One Great George Street — 19 July 2013 61 Bazalgette reports.Wikipedia.

1200 миль сточных труб, 318 миллионов кирпичей, 670 тысяч кубометров недавно изобретенного портландцемента и 7 лет спустя к новой канализационной системе была подключена большая часть города.

Изящная форма для неприглядного содержания

В нее вошли также четыре насосные станции — в Челси, Дептфорде, Эбби Миллз и Кросснессе; последние две за свои архитектурные достоинства прославились как «cоборы нечистот» (‘Cathedrals of Sewage’).

В открытом принцем Уэльским, будущим королем Эдвардом VII, 4 апреля 1865 года здании насосной станции в Кросснессе по-прежнему можно в полной мере восхититься инженерным гением викторианской эпохи. Здесь находятся четыре подлинных т.н. коромысловых двигателя. Эти махины мощностью в 125 лошадиных сил с маховым колесом весом в 52 тонны и 47-тонным коромыслом приводили в движение насосы, закачивавшие нечистоты в специальный резервуар. Хранилище это тоже поражало своим размахом: это была не просто сточная канава площадью 4000 кв. метров и глубиной 5 метров, а настоящий подземный дворец с рядами кирпичных аркад, где плескались 4 миллиона литров мерзости. Под землю его упрятали от греха подальше: чтобы зловонные миазмы не смогли выбраться на белый свет и продолжить свое грязное дело. Отходы жизнедеятельности столицы хранились тут, впрочем, недолго, до первого же отлива, когда их спускали в Темзу, воды которой смешивались с вонючим потоком и устремлялись к морю.

Раздельная обработка твердой и жидкой фракций началась только в 1891 году, когда все, что выпало в осадок, стали грузить на пароходы и вывозить в открытое море.

Названные же в честь членов королевской семьи — «Виктория», «Принц-консорт», «Альберт Эдвард (Принц Уэльский)» и «Александра» (принцесса Уэльская) — двигатели, подвергнувшись со временем некоторой модернизации, продолжали нести трудовую вахту вплоть до середины прошлого столетия, а «Принц-консорт» был отреставрирован и теперь пару раз в месяц, вхолостую размахивая коромыслом, демонстрирует богатырскую силу всем ценителям hidden gems.

На века

Рассчитывая размер коллекторов, Джозеф Базалджет взял число тогдашних жителей Лондона, помножил на объем их ежедневных потребностей в санитарно-гигиенических процедурах и полученный результат… умножил на два. Благодаря его дальновидности пропускной способности сделанной на вырост канализационной системы — 2 миллиарда литров в сутки — хватило на полтора столетия.

Thames Tideway construction site, Putney.

К началу XXI века, однако, ей стало не по силам обслуживать непомерно разросшийся город. Регулярные утечки вынудили начать строительство The Thames Tideway Tunnel. Новый гигантский — 7 метров в диаметре и 25 километров в длину — коллектор планируется ввести в эксплуатацию в 2025 году. Сэр Джозеф Базалджет наверняка оценил бы такой размах.

Где побывать: Crossness Pumping Station, Bazalgette Way, Abbey Wood, London SE2 9AQ

https://www.crossness.org.uk/visit.html

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ