«Сплин» в Лондоне: код, который считывался всеми и одновременно

Автор Мария Чемберлен
Рубрика Город, Колумнисты, События
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 27 февраля 2024
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 2 min.

«Сплин» в Лондоне: код, который считывался всеми и одновременно

«Сплин» в Лондоне!
«То ли мы такие старые, то ли эти песни лучшие», – выразил свои эмоции мужчина средних лет на выходе с концертной арены О2. За ним шли пожилые обнимающиеся пары, молодые щебечущие девушки, студенты, бизнес-партнёры, модные дамы, родители со взрослыми детьми. Казалось, это толпа шла из «Олимпийского» или «Юбилейного», вливалась в метро, и весь вагон говорил по-русски, обсуждая услышанное. Было в этом что-то сюрреалистическое. Как и само выступление, которое отозвалось в публике каждым словом.

Фото: Olya Bonney

Все знают «Орбит без сахара» и «Мое сердце за Мерло», но мало кто осознает, что Александр Васильев, прежде всего, настоящий, большой поэт. Он создаёт не только острые рифмы, навсегда врезающиеся в память, но и преподносит их так, как это делали все авторы городских романсов с тех пор, как изобрели жанр, и до самого Вертинского. С особым отношением к слову.

Александр Васильев. Фото: Валя Корабельникова

Он всегда очень просто выглядит: джинсы, рубашка, кеды, гитара. Он не заигрывает с аудиторией, просто перебирает струны между песнями и подводит к следующим словами из них же.

Александр Васильев. Фото: Валя Корабельникова

«Я сам слагаю эти гимны то на рождение, то на гибель».

«Я пью свой джин, я всё ещё жив».

«Передавай бутылку яду, нам больше ничего не надо».

Александр Васильев, Сплин. Фото: Валя Корабельникова

Зал, а это был уверенный аншлаг, реагировал в едином порыве: подпевал, утирал слезы и танцевал. Одна девушка приехала из Ньюкасла, другая привела маму, у которой было шестидесятилетие, пара на балконе на последнем ряду простояла, обнявшись, весь концерт. И даже патриарх рок-музыки Борис Гребенщиков ушел за кулисы выразить свое почтение. Последний раз группа выступала в Лондоне в 2016-м.

play-sharp-fill

Музыканты группы тоже были на высоте, электрогитара выдавала пронзительные рифы, ударник подбрасывал палочки под потолок и качал зал, клавишник изображал звуки сигнализации на терменвоксе, и новое, пронзительное звучание такой любимой песни «Романс», думаю, тоже его заслуга.

Мария Семушкина, организатор концерта, основатель проектов CultLab и Усадьба Jazz. Фото: Валя Корабельникова

Героические усилия приложила и организатор концерта Мария Семушкина. Ей удалось объединить самых разных людей и заставить их вновь прочувствовать глубокие смыслы, произнесенные на родном языке. Те, которые существуют уже на уровне подсознания.

Взаимодействие Сплин и его поклонников. Фото: Валя Корабельникова

Грустные и танцевальные песни чередовались полтора часа, и когда публика замерла в тишине, чей-то голос сзади отчётливо произнес: «Сейчас будет… «Девочка с глазами из самого синего льда». И зал опять запрыгал и запел. Даже сидячий балкон слушал стоя! Потому что эту музыку невозможно слушать, как в филармонии, подперев голову кулаком.

Тот самый Чичваркин. Фото: Валя Корабельникова

И то, что зал знал каждое слово, пел хором, было не удивительно, но неизбежно. Это словно какой-то код, который объяснить никому другому невозможно, но считывался он всеми и одновременно. Спасибо «Сплину» за это!

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ