Рождественская «йолка» на Трафальгарской площади

В декабре колесо годового круга застревает в морозной колее на несколько тёмных дней – все силы человечества с древних времён в эти дни собираются с духом, чтобы провернуть его и покатить дальше – к Весне и Лету, к новому урожаю!…

С юбилеем, Король Карл III: романтик, эколог, миротворец…

Ровно 75 лет назад родился ныне правящий король Великобритании, Северной Ирландии и Королевств Содружества Карл III. Безусловно, все давным-давно привыкли к этому человеку, как к «принцу Чарльзу». Ещё бы, с этим титулом, принц Уэльский, прожил больше семидесяти лет!

Лермонтов и Байрон: именитые потомки Томаса-Рифмача

Хорошо известно, что к началу XIX века в России сложилась парадоксальная ситуация: высшее сословие говорило сплошь по-французски, а русский язык перешёл в разряд «крестьянского наречия». Народ перестал понимать дворян. Дворяне – народ. Во время Отечественной войны 1812 года случались курьёзные…
ГородКультура

История «по Марксу» с шагом в 90 лет: Ночь. Улица. Фонарь. Булыжник. Полисмен…

В Лондоне, в типографии по адресу 48, Ливерпуль стрит, Бишопгейт, 175 лет назад, 21 февраля 1848 года был отпечатан на немецком языке первый тираж «Манифеста коммунистической партии». Это была 23-страничная брошюра в тёмно-зелёной обложке. Первые и последние слова этого руководства…

Орехокол или роза?

Вот уже 15 лет, как Дэвид Остин создал сорт английской розы – густомахровой, ветвистой, глубокого розового цвета – названной в честь поэта Бетжемена: Rosa Sir John Betjeman. Старея, эта роза, обладающая лёгким, слегка травянистым запахом, «мудреет» – набирает цвет, становится…
Колумнисты

Франкенштейн, животное электричество и вечный вопрос: что позволено?

Оживить неживое – извечное стремление человечества, сопряженное с одной стороны с чувством всеобъемлющей гордыни, а с другой – с муками совести об этических нарушениях. Сегодня, когда искусственный интеллект уже диктует многие решения исследователям, сотни ученых подписывают письмо о необходимости введения…

Самуэль Джонсон, кот Ходж, Толстой… и бредущий по Европе призрак патриотизма

В дебрях между райскими иннами Темпла и стеклянными кряжами Холборна затесался прямоугольник площади, на одной стороне которого находится музей Самуэля Джонсона, составителя словаря, а под часами на противоположной стороне сидит Ходж, его кот. Ходж сидит на словаре, рядом с ним…