Театры Лондона: неплохие места для психотерапии

Автор Nastya Tomskaya
Рубрика Культура
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 15 апреля 2024
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 5 min.

Театры Лондона: неплохие места для психотерапии

Может ли театр исправить несправедливость, произошедшую много лет назад или случившуюся вот-вот? Может ли дать героям второй шанс обрести выход? Во всяком случае, в рамках спектакля мы получаем возможность переосмыслить тяжелый опыт, а это уже немало.

15 апреля, понедельник

Black Velvet
Drayton Arms Theatre
Театры Лондона: неплохие места для психотерапии | London Cult.
photo supplied by the production

Офф-Вест-Энд всегда полон удивительных открытий, и этот новый спектакль, сыгранный в театре паба Drayton Arms, – не исключение. Если вы не боитесь черного юмора, не испытываете паники при мыслях о смерти, то эта короткая одноактная пьеса на двоих – ваш выбор на вечер понедельника. А если серьезно, то кладбищенский антураж – только фон для пьесы. Главный герой приходит на могилу матери с цветами и встречает на кладбище девушку.

“А почему мне никто не говорил, до какой степени горе похоже на страх?” – Кристина Найт написала эту пьесу сама и сама же в ней сыграла. Герои, поставленные в крайне чувствительные обстоятельства, вызывают сочувствие и, как ни странно, теплоту: “Ты все еще ребенок, даже если вроде и чувствуешь себя взрослым!” Как в том грустном анекдоте: слезы – это конденсат, выделяющийся из человека, когда его внутреннее тепло соприкасается с холодным миром.


16 апреля, вторник
The Ballad of Hattie and James
Kiln Theatre

Драматурга Сэмуэля Адамсона на написание пьесы, в которую уложилась длинная жизнь двух людей, вдохновляла музыка Бенджамина Бриттена и Кейт Буш (ничего себе широта вкуса!)

Помните, на вокзалах иногда стоит рояль? Порой кто-то неумело блямкает по клавишам, но когда за инструмент садится профессионал, огромное здание замирает, и даже те, кто торопился на поезд, замедляют шаг. Вот так и начинается этот спектакль.

Долгая история взаимоотношений двух друзей – без любовного подтекста. Они совершенно не интересуют друг друга как мужчина и женщина, но при этом неразрывно связаны как два невероятно талантливых музыканта. Здесь и дружба, и профессиональная ревность, и поддержка. Во что обходится талант? Чем мы готовы поступиться во имя дружбы? На все эти вопросы даются ответы через живую музыку, ведь на сцене – рояль и музыкант. Чарльз Эдвардс, известный зрителю по “Короне”, “Шерлоку” и “Властелину колец”, играет Джеймса, а Софи Томпсон (сестра Эммы Томпсон!), сыгравшая Стеллу Кроуфорд в сериале “EastEnders”, исполняет роль Хетти.


17 апреля, среда
Opening Night
Gielgud Theatre

Театры Лондона: неплохие места для психотерапии | London Cult.

Это новый мюзикл по мотивам старого фильма Джона Кассаветиса с одноименным названием. Автор музыки – выдающийся музыкант Руфус Уэйнрайт. Режиссер – бельгиец Иво ван Хове, известный спектаклями по фильмам мировой киноклассики, в частности, по Бергману. Главную роль в “Opening Night” актрисы Миртл играет титулованная британская дива Шеридан Смит. Что, опять про театр? Ага! Если коротко: актриса, которой за сорок, чувствует неотвратимый ход времени, готовится к премьере и получает нервный срыв. Конечно, в фильме все гораздо сложнее, а в спектакле – гораздо шире. Это история про всех женщин сорока (или новых «тридцати», да?) Про всех женщин, ищущих возможность жить и для себя тоже, а не только лишь воплощать мечты и пожелания зрителей (читай: окружающих), пытающихся справляться с трагедиями, выплывать кто как может, а иногда не может. Вот она сидит спиной к залу, смотрит на свое отражение в зеркале театрального трельяжа, окруженного лампами, но… видит весь зал. Аллегория ясна: даже если отвернешься – не убежишь. Решение в чем-то ином.


18 апреля, четверг
Duet
Theatre at the Tabard

Театры Лондона: неплохие места для психотерапии | London Cult.

Венди Морган и Синтия Страус играют Сару Бернар и Элеонору Дузе в пьесе Отто Эскина “Дуэт”. Пьеса эта хорошо известна мировому зрителю, но в Лондоне ее не ставили давно.

Эпиграф к спектаклю заявлен особый: “До Гарбо и Гаги были Бернар и Дузе…”. Иными словами, мы видим арки звездного моста, от грандиозных актрис прошлого – к актрисам настоящего. Призрак Бернар приходит в гримерку к Дузе перед самым ее последним спектаклем, и две великие примы начинают выяснять отношения.

Действительно, в реальности они были соперницами и в профессии, и даже в романтических связях. При этом француженка и итальянка, актрисы совершенно разных школ, но гомерического дарования, почти никогда не встречались, разве что только мельком, но всегда присутствовали в жизни друг друга. Именно эту историческую несправедливость режиссер Людовика Виллар-Хаусер и собирается решить в пьесе Эскина. Конечно, история из-из кулис совершенно театральная, но главное здесь – не сцена, а взаимоотношения двух женщин, их ревность, презрение, гнев, нелюбовь и – о чудо! – восхищение талантом друг друга.


19 апреля, пятница
MJ The Musical
Prince Edward Theatre
Театры Лондона: неплохие места для психотерапии | London Cult.
Photo supplied by the production

Если вы фанат музыки Майкла Джексона, вам сюда! Поют прекрасно, двигаются невероятно хорошо, и даже перепев Джексоновских песен не голосом Майкла (но похожим!) замечательный. Вообще-то этого уже достаточно для хорошего мюзикла. А дальше есть одно “но”: прежде всего речь о фигуре главного героя. С одной стороны, Джексон одержим работой и готов сделать все, чтобы тур “Dangerous” стал успешным, ужасно спорит со своим директором. А с другой – это все еще тот несчастный мальчик, измученный подросток, который теряет силы в лапах жестокого отца. То есть, у мюзикловского Майкла два вектора, X и Y, что немножко делает его похожим на тантамареску. Но Майлз Фрост, исполнитель роли Майкла, за которую он получил “Тони” в Америке, эту некоторую простоту преодолевает, постановку делает яркой и драматичной, да что уж там – живой! Иногда мурашки пробегают: на секунду кажется, что сейчас и впрямь девяносто второй, а это – правда Джексон.

Автор сценария – титулованная Линн Ноттадж, дважды лауреат Пулитцеровской премии в области драмы. Возможно, ее интересовал именно этот период жизни Джексона, а еще то, как из несчастных уставших мальчиков вырастают Короли сцены. Кстати, об этом говорит интересная деталь: Джексона-отца и директора Роба играет один и тот же артист Эшли Жангажа.

Дело в том, что мюзикл рассматривает жизнь поп-звезды в период до 1993 года, когда случился первый эпизод скандала с подозрениями Джексона в растлении малолетних. Очень четкая граница, которая говорит нам: а вот сюда, дорогие зрители, мы уже не пойдем. Да и не надо.


20 апреля, суббота
Machinal
Old Vic

Одна из величайших трагедий ХХ века написана американкой Софи Тредуэлл на основе реальных событий. Софи работала журналистом на процессе Рут Шнайдер, убийцы, казненной на электрическом стуле. Через несколько месяцев после гибели Рут на Бродвее прошла премьера пьесы “Машиналь”, в которой молодая женщина Эллен Джонс выходит замуж за своего отвратительного босса, рожает ребенка и вдруг влюбляется в молодого человека, а потом убивает мужа. Нет-нет, ничего общего с детективным сюжетом! Это модернистская пьеса (именно так ее ставил в 30-х годах Таиров в советской Москве), она оторвана от собственно совершенного преступления и становится феминистской притчей про столкновение механистического мира, подчиненного стандартам, и индивидуальности.

“Как это может быть? Великий грех, смертный грех, за который я должна умереть и попасть в ад, но этот грех сделал меня свободной!” – восклицает молодая женщина, ее в постановке Ричарда Джонса играет Рози Шихи, молодая актриса недюжинного трагического дарования.


 

21 апреля, воскресенье
Jonathan Pie: Heroes and Villains
Duke of York’s Theatre

Британский комик и стендапер Том Уолкер придумал своего героя в 2015-м, и с тех пор Джонатан Пай гремит повсюду: от ВВС до театральных сцен. Очень английская мокьюментари-история, сосредоточенная на проблемах современной политики и социальной жизни. По сюжету, Пай – либеральный журналист, который входит в кадр, готовится (или заканчивает) свой обычный репортаж и тут его внезапно несет, как Остапа Бендера в бессмертной повести Ильфа и Петрова. Он машет руками, сдержанно орет неприличные слова, доводя до абсурда все те новости, о которых был его репортаж. Костюм, галстук, белая рубашка, листочки с текстом – такой вполне приличный образ журналиста, выступление которого внезапно оборачивается жесткой сатирой.

“Возможно, это не так весело, как шестичасовой спектакль о Гарри Поттере. Но, вероятно, дешевле и уж точно намного короче!” –  говорит Уолкер о новом проекте своего персонажа, уже трудно отделимого от него самого.

Читайте также