Сёрфинг на «Корейской волне»

Автор Аватар
Рубрика Город, Культура
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 15 ноября 2022
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 4 min.

Сёрфинг на «Корейской волне»

«Корейская волна» уже в Великобритании, а точнее, в Лондоне, в Южном Кенсингтоне, в музее «Виктория и Альберт», сейчас и вплоть до 25 июня 2023 года. От костюмов K-Pop до реквизита и плакатов K-драм, наряду с фотографиями, скульптурами, модой, видео и эфемерной поп-культурой, выставка приглашает посетителей погрузиться в феномен, известный как «халлю». О том как «Корейская волна» накрыла Европу и весь мир, и стоит ли окунуться в этот специфический океан искусства рассказывает старший научный сотрудник Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН, доцент Московского государственного лингвистического университета Мария Осетрова.

Что такое «халлю»?

Слово «халлю», которое сегодня почти священно для тысяч подростков и молодых людей по всему миру, изобрели китайские СМИ, когда в конце 1990х корейские поп-певцы стали получать известность в КНР. Термин «халлю» означает феноменальную популярность южнокорейской массовой культуры, мощной волной распространившейся с конца девяностых по Восточной Азии, а в новом тысячелетии пошедшей дальше по планете.

Специальные менеджеры выискивают юные таланты по школам и секциям, забирают к себе на «фабрики», где уже целенаправленно занимаются их профессиональной подготовкой. На «фабриках» практикуются железная дисциплина, сверхинтенсивные репетиции, привычное в Корее строгое подчинение младших старшему, безжалостная конкуренция. С теми, кто выходит победителем из этой гонки, заключаются жесткие контракты, порой делающие из юных звезд заложников собственной славы. Случается, карьеры некоторых из них заканчиваются слишком рано и печально (например, в декабре 2017 го покончил с собой 27 летний участник мегапопулярной группы SHINee Ким Чонхён, возможной причиной трагедии называют усугубившуюся депрессию артиста).

С другой стороны, корейцы привыкли добиваться целей тяжелым трудом и отказом от личного. Такой подход прошит в национальном культурном коде, хотя новое поколение сегодня и пытается бороться с этими суровыми общественными нормами. И все же результаты впечатляют: одним из первых телехитов стал мелодраматический сериал «Зимняя соната» (2002), сначала покоривший Японию, а затем проданный еще в несколько стран Азии. Также «выстрелили» сериалы «Жемчужина дворца» (2003), рассказывающий о жизни придворной поварихи (продан более чем в 60 стран), «Мальчики краше цветов» (2009) о школьных буднях корейской золотой молодежи, военно-драматический «Потомки солнца» (2016). Из музыкальных прорывов стоит отметить певца Rain, женские коллективы Girls Generation (также известный как SNSD), 2NE1, T ara, мальчиковые TVXQ, Super Junior, Big Bang, EXO и BTS, пошедшую дальше других, – им удалось впервые в истории К-попа занять первые строчки в американских чартах. Они же были №1 по скачиванию в iTunes более чем в 65 странах.

Любопытно, что рядовые корейцы неоднозначно оценивают международные успехи халлю. С одной стороны, есть понятное чувство национальной гордости и удовлетворения, что теперь в мировой попсе задают тон не только западные певцы. Но, с другой стороны, многие (особенно старшее поколение) не одобряют как провокационный внешний вид, так и само творчество новоявленных корейских селебрити. Многие отмечают, что часто артисты похожи друг на друга, как манекены, тексты песен примитивны, в них неоправданно много англицизмов, а имена групп больше похожи на формулы, чем на нормальные человеческие названия. А главное, многие признают вторичность подобного музыкального продукта. Помимо К-попа в Корее активно развиваются и альтернативные музыкальные направления, более независимые и ориентированные больше на творческие, нежели на развлекательные и коммерческие цели.

Позже уже корейцы добавили к «халлю» более специальные термины: «K pop» (корейская поп-музыка – по аналогии с японским «J pop»), а также производные от него «K drama» (корейские телесериалы), «K food» (корейская кухня), «K beauty» (корейская бьюти-индустрия) и т. п. Однако собирательной для всех этих явлений по-прежнему остается «Корейская волна», в которую в последние годы уже включают помимо упомянутых явлений и южнокорейские компьютерные игры, и городскую моду, и современную литературу, и детскую мультипликацию, и иногда даже корейский образ жизни в самом широком смысле этого слова.

Секрет популярности

Думаю, главное в любом продукте «K culture» – ставка на сильные эмоции. Будь то клип очередных корейских поп-див или сериал из жизни офисных служащих, зрителей привлекает красивая, порой даже нарочито глянцевая картинка, где каждая мелочь тщательно продумана и призвана будить чувство умиления. Песни пишутся с таким расчетом, чтобы от них либо ноги сами пускались в пляс, либо невольно наворачивались слезы. Героиня фильма будет очаровательна и скромна, как Золушка, а за героя захочется сразу выйти замуж и родить ему троих детей. Даже косметические товары корейского производства, как признают эксперты, часто берут не столько качеством и ценой, сколько симпатичной упаковкой. Девушкам просто хочется иметь их у себя в сумочке, они радуют глаз яркостью и иногда какой-то детской непосредственностью. И хотя потребитель понимает, что вся эта сиропная сладость лишь иллюзия и в реальной Корее всё не так радужно, многие предпочитают корейскую сказку. Это же качество радикально отличает продукцию халлю от западных, в первую очередь американских, аналогов, где акцент делается на агрессивность, сексапильность, брутальность, «взрослость».

Другая сильная сторона продукции «халлю» – слаженность отработки, внимание к деталям, доведение каждого элемента до совершенства. Да, возможно, контент не поразит вас оригинальностью, возможно, многие поп-группы трудно отличить друг от друга, но внешность артистов будет безупречна, танцы – синхронны до автоматизма, костюмы и реквизит – идеально подобраны. «Мы сделаем вам красиво», – будто бы говорят идеологи «Корейской волны». И это действительно так: в последнее время даже видные зарубежные продюсеры отмечают высокий уровень производства у корейских коллег по цеху.

Триумф свободного творчества или успешный госпроект?

Бытует мнение, что корейские звезды достигли выдающихся международных успехов благодаря мощной поддержке государства. Это правда лишь отчасти. В 1990х никто не мог даже предположить, что совсем скоро корейская попса сведет с ума сначала половину подростков Азии, а затем и их сверстников по всему миру. Хотя не стоит забывать, что как раз в 1990 году корейским минкультом был разработан 10 летний план развития, одним из пунктов которого впервые была названа глобализация корейской культуры. Тогда, правда, имелась в виду культура классическая. Корейцев задевало, что их страна ассоциировалась у иностранцев в первую очередь с Корейской войной и воинственным северным соседом, а во вторую – с чисто материальными достижениями технопрома: автомобилями, компьютерами и бытовой техникой. Корейцам хотелось, чтобы мир узнал и об их искусстве и богатом духовном наследии. Но даже минкульт не ожидал, что это желание осуществят напомаженные мальчики и девочки, исполняющие сомнительные с точки зрения традиционных корейских ценностей песни и танцы.

Были и экономические причины. В 1997 м разразился азиатский финансовый кризис, которой больно ударил и по музыкальной индустрии Республики Корея. Рынок был вынужден открыться для иностранных игроков. Параллельно в экономике все большую долю стал занимать цифровой сегмент. В этой ситуации логичным решением было попробовать развивать экспорт медиаконтента и сферы сопутствующих услуг. Правительство поддержало данное направление и не прогадало. То есть «Корейская волна» зародилась естественным образом, но в определенный момент государство, почувствовав потенциал, обеспечило ее продвижению комфортные условия. Ведь через какое-то время стало понятно, что речь идет не только об экономических выгодах, но и о качественном улучшении международного имиджа страны в целом.

Симптоматично, что для производства культурного контента корейцы использовали те же методы, что были использованы ранее для покорения технологических вершин, – задействовали корпорации (SM Entertainment, JYP Entertainment и др.), превратившие процесс «выращивания» звезд практически в конвейерное производство.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ