Ярмарки в Шампани: равенство прав, суды, театры и «нare!» в завершение торгов

Автор Александр Иванов
Рубрика Город, Колумнисты, Культура
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 26 декабря 2023
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 4 min.

Ярмарки в Шампани: равенство прав, суды, театры и «нare!» в завершение торгов

Современному человеку в слове “ярмарка” слышится что-то рождественское и новогоднее, замечательное развлечение с неизбежными сопутствующими “вкусностями”, островок тепла среди зимы. Правильное ощущение! Заметим, именно к этому нас подводили веками, большинство нынешних притягательных элементов были придуманы очень давно и, как видим, замечательно дожили до наших дней.

Средневековая ярмарка, гравюра

Генриху I Щедрому, графу Шампани и Бри, получившему этот титул в 1152 году, досталась всего-то малая толика наследия его предприимчивого отца, Тибо Великого, одно перечисление титулов которого занимало несколько строк. Блуа, Шартр, Мо, Шатоден и Сансерр, Труа и еще огромное количество земель, посреди которых затерялось королевское Иль-де-Франс, были переданы Тибо Великим его младшим братьям (хорошо еще, что двое из них избрали духовную стезю и не претендовали на земли). Генрих стал, однако, сюзереном 2000 вассалов, а доставшиеся ему земли оказались щедры и обильны. Но главное аристократическое развлечение того времени – крестовые походы, большим охотником до которых выказал себя Генрих, требовали весьма значительных средств, возможно, больших, чем способен был обеспечить ему огромный феод.

Шампанские вина еще никто не знал – их «заметят» только в XVI-XVII веках, основу же местного сельского хозяйства составляло овцеводство. Причем при полном господстве натурального хозяйства овечью шерсть уже доставляли аж в соседнюю Фламандию. Но даже этот, довольно удивительный в те годы факт экспорта, не давал Генриху выдающихся финансовых выгод. Надо было придумать что-то еще…

Генрих I Щедрый (предположительно), граф Шампани

 Мы не знаем сейчас, был ли настолько умен, прозорлив и расчетлив сам Генрих, или идею обустройства ярмарок подсказали ему советники (что весьма вероятно, его двор в Труа охотно принимал самых образованных людей своего времени, а канцлером стал известный ученый Стивен Алинерр), но только именно благодаря умным указам расцвели знаменитые Шампанские ярмарки.

Сами по себе ярмарки были распространены давно. В той же Франции, в парижском пригороде Сен-Дени они являлись популярным местом. Известны ярмарки в Дижоне. Да и в Германии они тоже не новость (само слово «ярмарка» немецкого происхождения, от «яре» — год, и «маркт» — рынок). Но Шампань оказалась замечательна своим удобным расположением на пересечении торговых путей, по которым издавна (реки Сена, Маас, Мозель, Сона) двигались купцы из Англии, Италии, Германии, Швейцарии и Фландрии.

Ярмарка глазами итальянского миниатюриста

 Устраивал ярмарки в Шампани и отец Генриха, Тибо Великий, который гарантировал купцам не только личную безопасность, но и возмещение ущерба, если он будет понесен на его территории, за исключением бед вследствие войн и стихийных бедствий. Но все-таки именно Генрих сделал шампанские ярмарки настоящим коммерческим предприятием. Они стали работать в режиме «непрерывного цикла», с января по декабрь.

Открывала год ярмарка в Ланьи-сюр-Мар, затем эстафету перехватывал Бар-сюр-Убе, потом – Сезанн, дальше шли две «горячие ярмарки» в мае и июне-июле в Провине и в Труа, осенью – еще одна в Провине, и заканчивался сезон «холодной ярмаркой» в том же Труа. Каждая из них была обязана обеспечить 8 дней бесплатного входа, не менее 10 дней торгов и гарантировать оплату в течение 15 дней. Графский указ 1170 года назначил администрацию ярмарок, которую возглавляли два мастера и канцлер. Под их началом работало великое множество лейтенантов, сержантов и нотариусов, обеспечивающих порядок, соблюдение прав и удобств торгующих.

Для совершения сделок на ярмарках обустраивались специальные домики для судей, освещавшиеся днем и ночью. Действовал специальный указ о защите и равенстве прав со всеми прочими еврейских торговцев и менял. Граф Шампани чеканил собственную монету, denier provinois, и именно «шампанское денье» стало основной расчетной валютой. Был устроен специальный порядок продаж, предусматривающий, что в первые дни торгуют тканями, потом – весовым товаром (от меда и перца до железа и зерна), после – ремесленными изделиями, и затем только – скотом. Так поддерживалась чистота рыночных площадок, исключающих порчу товара. Закрывались торги кличем глашатая «Hare!» – ну это мы поймем и без перевода.

Купцам было дано право урегулировать свои разногласия самостоятельно, и на всех ярмарках действовал специальный суд: если его решения не удовлетворяли стороны, они могли обратиться к сеньору ярмарки – графу. Напрямую к графу также имели право обращаться специально выдвигаемые консулы – представители купечества из отдельных стран (которых тогда было сильно больше, чем сейчас – так, одних только итальянских консулов насчитывалось 23, по количеству участвующих в торгах территорий). Во всех ярмарочных городах устраивались специальные склады и гостиницы. Некоторые из них функционировали постоянно (часто купцы оставляли непроданный товар до следующего года или до ближайшей ярмарки), другие – исключительно сезонно.

Результат не замедлил сказаться: если во времена Тибо Великого ярмарки посещали около 8 тысяч человек в год, то концу правления Генриха они насчитывали уже до 60 тысяч участвующих. Впрочем, из расчетов не совсем ясно, идет ли речь конкретно о торгующих или о «зеваках» тоже, так как ярмарки были еще и крупнейшим культурным событием – многочисленные увеселения с аттракционами и жонглерами путешествовали следом. Именно эти события сформировали зачатки европейского театра, а Труа еще в эпоху Генриха I даже обзавелся специальным помещением для представлений.

Шампанский денье

Вся эта сложнейшая и многоуровневая регламентация, тонкая настройка весьма сложного механизма, в сочетании с низкими ценами, которыми графы Шампани привлекали и удерживали торговцев почти полтора столетия, а также удачная география… были перечеркнуты в начале XIV века, когда умер последний местный граф, Генрих III Толстый. Наследников по мужской линии он не оставил, а его дочь Жанна Наваррская стала женой короля Франции Филиппа IV Красивого.

Король Франции Филипп II Красивый и его жена, Жанна Наваррская

Известная история любви! Между прочим, Филипп, который не просто недолюбливал людей, а, кажется, зверски их ненавидел, в то же время всю жизнь обожал жену и не женился после ее смерти, хотя партии предлагались замечательные и в политическом, и в финансовом отношении (денег ему вечно не хватало, ограбления евреев, ломбардцев, тамплиеров – именно отсюда).

Шампань была присоединена к королевскому домену в рамках личной унии, а после смерти Жанны… Кстати, весьма загадочной. Но и ее смерть, и смерть ее детей, последовательно занимавших королевский трон, и начало Столетней войны – это уже другая история… Так вот, после смерти Жанны громадные изменения ждали Шампань. Филипп Красивый королевским указом перенес шампанские ярмарки в Париж, указав отныне собираться торговцам там. Попутно было упразднено шампанское денье. Правда, переместив ярмарки, король не догадался отправить туда же управленческие институты, сложившиеся в Шампани. И парижские ярмарки как-то не задались.

Де-факто ярмарки в Шампани продолжались еще почти полтораста лет, но уже больше по инерции. Столетняя война сильно изменила экономическую карту Европы. Сама Шампань стала ареной постоянных военных действий (кстати, Жанна д’Арк родилась именно в этой провинции), и купцы нашли новые пути и другие ярмарки. По более поздним подсчетам, доход с пяти ярмарок (без Ланьи) в 1294 году составлял 8380 ливров, тогда как в 1341 году – только 1152 ливра.

Ярмарка глазами итальянского миниатюриста

 Шампани, «расшевелившей» европейскую торговлю после «темных веков», не суждено было стать торговым центром континента, и она навсегда уступила первенство городам Италии и Фламандии. Хотя через несколько столетий монах Периньон, который всю жизнь боролся с браком в своей продукции – пузырьками в вине, махнул рукой на этот недостаток и начал продавать вино таким, каким оно получалось… Шампань снова стала знаменитой! Но об этом мы уже рассказывали.

История и производители шампанского: Пьер Периньон, вдова Клико, Антон Фролов-Багреев

 

 

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ