От Тридентского собора до «Молодого Папы»: образы католического искусства

The Creation of Adam / Michelangelo
Автор Anastasia Semenovich
Рубрика Культура
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 16 мая 2024
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 4 min.

От Тридентского собора до «Молодого Папы»: образы католического искусства

Не для всех очевидно, что антропоцентричная “западная” изобразительная традиция – это, по сути, продукт католической конфессии христианства. Другие мировые религии не жалуют изображения Бога, пророков и святых в столь чувственном ключе. Проще говоря, европейское искусство сформировалось благодаря наложению монотеизма на средиземноморские живописно-пластические формулы, и многие образы нынешней “западной” массовой культуры родом из католического искусства. Разбираемся, как получилось.

Джуд Лоу в роли папы римского, который в пятой серии “Молодого Папы” облачается под хит “I’m sexy and I know it”, – один из примеров формально религиозного образа в массовой культуре.

Если вам кажется, что первосвященник-красавчик – это перебор, можно вспомнить культовый фильм британского художника и режиссёра Дерека Джармена (1942 — 1994) “Себастьян” (1976), посвящённый раннехристианскому мученику, начальнику преторианской гвардии императоров языческого Рима. Фильм Джармена с диалогами на “народной латыни” полон густейшей гомоэротики.

Ещё одно крайне чувственное описание Себастьяна оставил японский писатель Юкио Мисима: “Юноша был прекрасен и надменен. Каждое утро девушки города прикрепляли к его шлему белую лилию, и, когда во время краткого перерыва между воинскими упражнениями он отдыхал, стебель цветка грациозно льнул к его мужественному челу, похожий на шею белоснежного лебедя”. Мисима любил этот образ и сам примерял на себя роль Себастьяна. В общем, раннехристианский мученик стал гей-иконой.

От Тридентского собора до «Молодого Папы»: образы католического искусства | London Cult.
Гвидо Рени, “Святой Себастьян” (одна из нескольких работ художника на эту тему)

Святой Себастьян стал популярным героем картин и художников Нового времени: изображали как правило казнь, а иногда момент, когда его, исколотого стрелами, находит святая Ирина. И хотя в должности командира гвардии мы представляем взрослого мужчину, Себастьян в искусстве неизменно “молодел”, становился всё более нежным юношей. Гораздо реже его изображали плотным мужчиной с усами и бородой, в основном иконография двигалась в сторону юного расслабленного тела, прекрасного и беззащитного, к тому же пронзённого стрелами (можно вспомнить стрелы Амура, считать стрелу, как фаллический символ).

Несложно заметить, что большие полотна с изображениями святых (и в целом пышное убранство церквей, будь то скульптура или архитектурный декор) характерны для католической Европы. Протестантская программа предполагала скудную палитру, а интерьеры протестантских церквей и сегодня отличаются минимализмом.

В католическом же искусстве явно есть чувственность, которая иногда выходит из-под контроля, и раз уж ко второму сезону сериала Паоло Соррентино разрешили снимать “Нового Папу” прямо в Апостольском дворце, вероятно, это осознанная политика Святого престола. В которой на самом деле нет ничего удивительного – она проверена веками.

От Тридентского собора до «Молодого Папы»: образы католического искусства | London Cult.
Кадр из заставки “Нового Папы”

Указанная эффектность католического искусства, это во многом реакция на движение Реформации. Протестанты критиковали развратную жизнь католических иерархов, чрезмерную пышность церковного убранства и ратовали за возвращение к евангельским корням. В христианстве и раньше возникали иконоборческие течения: противники “идолов” уничтожали иконы, разрушали скульптуры, крушили роскошное убранство церквей. В Византии такие эпизоды были связаны в том числе с влиянием ислама; европейские реформаторы, захваченные идеей возвращения к раннехристианской простоте, тоже боролись с “идолами”.

Святой престол на это ответил: согласно постановлениям Тридентского собора (1545/1563) с одной стороны началась католическая реакция на протестантизм (в Сикстинской капелле цензурировали “Страшный суд” Микеланджело, лютовала инквизиция и запретительная цензура), с другой – Ватикан сделал ставку на культ святых и искусство барокко. Именно поэтому знаменитую скульптуру Джованни Лоренцо Бернини (1598 — 1680) “Экстаз святой Терезы Авильской” искусствоведы иногда называют “оргазм святой Терезы”: фигура святой полностью задрапирована, но характер её переживания не вызывает сомнений.

От Тридентского собора до «Молодого Папы»: образы католического искусства | London Cult.
“Экстаз святой Терезы” в интерьере римской церкви Санта Мариа делла Витториа

 Важным актором Контрреформации был орден иезуитов. Утверждённый папой Павлом III в 1540 году, он активно вёл миссионерскую работу и занимался образованием. Риторические способности иезуитов стали мемом: в эпоху, когда общественное мнение сильно зависело от публичных дискуссий, одолеть иезуитов в дебатах проповедникам-протестантам было крайне трудно. Кроме того, иезуиты могли вести светский образ жизни, главное было действовать в интересах Святого престола. Известен пышный стиль католических церквей Нового времени, в том числе стиль ордена иезуитов, также можно вспомнить церковь иезуитов Санта-Мария Ассунта в Венеции с работами Тициана и Тинторетто в интерьере: французский писатель Теофиль Готье (1811 — 1872) из-за богатства декора сравнил ее с “будуаром опереточной певицы”.

Сделав ставку на культ святых и материальную эффектность, католический мир в перспективе выиграл как минимум битву за массовую культуру. Разноцветный мрамор, чувственные изгибы искусства барокко, золото и, главное, красивые тела и сильные эмоции святых одновременно впечатляют прихожан и создают ощущение причастности. Такую эмоциональную привязанность к святым можно сравнить с симпатиями современных людей к героям сериалов, причём “сериал” этот люди Нового времени смотрели с раннего детства, то есть связь была прочнее, чем у нас с Джоном Сноу.

В начале 2024 года в Испании случился скандал из-за изображения Иисуса, которое создал севильский художник Салустиано Гарсиа. Христос изображён после воскресения из мёртвых на ярко-красном фоне (будто из фильмов Альмодовара), он полуобнажён и очень красив, поэтому его и сочли “слишком сексуальным”. Плакат был приурочен к страстной неделе, однако тернового венца на Иисусе не было.

От Тридентского собора до «Молодого Папы»: образы католического искусства | London Cult.
In this photo released by the Consejo de Hermandades de Sevilla on Friday Feb. 2, 2014, the Seville 2024 poster for the religious Easter Holy Week is pictured in this hand out photo. The poster by internationally recognized Seville artist Salustiano Garcia Cruz depicts a young, handsome, fit and fresh-faced Jesus wearing a shroud as loincloth. There is no crown of thorns, no suffering face and just two tiny stab wounds on the hand and ribcage. It could be the cover for a stylish fashion magazine. (Consejo de Hermandades de Sevilla via AP)

Источник фото

Взглянув на аккаунт художника в Instagram, нетрудно заметить, что у него все работы выполнены в похожей стилистике; едва ли заказ на плакат он получил случайно. Иисус в исполнении Салустиано Гарсиа встаёт в ряд с прекрасными Себастьянами: “Святой Себастьян” (1495) Пьетро Перуджино из Лувра выглядит не менее сексуально, хоть и написан в XV веке. Он также нежен и будто совсем не страдает.

От Тридентского собора до «Молодого Папы»: образы католического искусства | London Cult.
Пьетро Перуджино, “Святой Себастьян” (1495)

 Согласно постановлению Тридентского собора, изображения святых – не то же самое, что языческие идолы, потому что верующие не должны буквально воспринимать написанное как образ, который можно увидеть “телесными очами”. То есть изображать святых художники могут сколь угодно эффектно и чувственно, а если вы что-то не то подумали (посмотрели “телесными очами”) – это ваши проблемы. Вероятно, отсюда растёт чисто католическое сочетание сексуально привлекательного и запретного: костюм монашки всегда актуален в ролевых играх. Таких двойственных образов много и в “большом” кино. Вспомним недавнее “Искушение” (2021) Пола Верховена про гомосексуальные отношения монахини с послушницей в тосканском монастыре. Причём героиня считает себя одновременно “христовой невестой”, у неё даже появляются стигматы. Фильм не получил прокатное удостоверение в России – также в прошлом веке во франкистской Испании запретили “Виридиану” (1961) Луиса Бунюэля.

По сравнению с гей-культом святого Себастьяна образы из сериала Паоло Соррентино кажутся чуть ли не «скрепными», во всяком случае они утверждают верховенство красоты духовной, ну и, по совместительству, физической.

Читайте также