Свет и тьма гениального мистера Рипли

Автор Anna Suchkova
Рубрика Культура
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ 10 апреля 2024
ВРЕМЯ ПРОЧТЕНИЯ 3 min.

Свет и тьма гениального мистера Рипли

На Netflix вышла долгожданная экранизация “Талантливого мистера Рипли” с Эндрю Скоттом. Между ней и предыдущим фильмом – 25 лет… и целая жизнь!

Самой первой экранизацией был французский фильм 1960 года “На ярком солнце”, Plein Soleil, в американском прокате “Багровый Полдень” (Purple Noon) с Аленом Делоном и Морисом Роне. Режиссера фильма Рене Клемана обвиняли в “чрезмерном обращении к магнетизму актёров и отступлении от романа” (газета Le Monde).

Фильм 1999 года – яркий, цветной, “самый красивый триллер” по оценке критиков. С молодыми и красивыми (Young and beautiful) Мэттом Дэймоном, Джудом Лоу, Гвинет Пэлтроу.

В новой экранизации мы увидим полное название фильма в титрах: The Innocent Mysterious Yearning Secretive Sad Lonely Troubled Confused Loving Musical Gifted Intelligent Beautiful Tender Sensitive Haunted Passionate Talented Mr. Ripley («Невинный, загадочный, тоскующий, скрытный, печальный, одинокий, озадаченный, смущённый, любящий, музыкальный, одарённый, умный, красивый, нежный, чувствительный, преследуемый, страстный, талантливый мистер Рипли»).

Самого мистера Рипли должен был сыграть Леонардо Ди Каприо (интересно, пожалел ли он о своем решении не сниматься в этом фильме?), но сыграл Мэтт Дэймон. И это была его звездная роль! Не менее значимой стала роль Дики Гринлифа (отмеченная «Оскаром»!) для, как отметила в New York Times Джанет Маслин, «неестественно талантливого британского актёра» Джуда Лоу. По ее мнению, «мало того, что он невероятно хорош собой, мистер Лоу даёт персонажу маниакальную, дразнящую силу манипулировать всеми — мужчинам и женщинами, с которыми он знаком».

А началось всё в 1955 году, когда была опубликована первая книга из серии романов о талантливом мистере Рипли Патриции Хайсмит. Произведение, написанное в жанре нуар, получило премию Эдгара По и входит в сто лучших детективных романов «всех времен».

Свет и тьма гениального мистера Рипли | London Cult.
First US edition

Именно таким – нуарным, черно-белым, эстетичным и эстетствующим, отчаянно красивым, медленным и очень-очень страшным – стал новый сериал о Рипли. Эндрю Скотт, Венеция, вальс №2 из джазовой сюиты Шостаковича разбивают сердце!

«Соскучились по мне?»: отличные роли Эндрю Скотта помимо «Шерлока» и «Дряни»

Черно-белый Нью-Йорк, Рим, черно-белая вода. И свет! Из-под толщи морской воды. «Свет, скажет священник, глядя на Караваджо, (Sempre la luce. Always the light) Всегда именно свет!» Да, свет и тени – главные герои этого сериала.

Том Рипли обожествляет предметы: «Вещи нужны ему не для того, чтобы выставлять их напоказ, он ценит в них качество, а это отношение сродни любви. Вещи напоминают Тому, что он существует, ему радостно сознавать свое существование. Как все просто. А ведь это кое-что значит! Он существует. Многим ли людям на свете, даже тем, у которых есть деньги, известно, что значит существовать? Для этого не нужны деньги, не нужно много денег, нужна твердая уверенность», – пишет Патриция Хайсмит в книге “Талантливый мистер Рипли”.

Трагедия маленького человека? Вечное противостояние денег и безденежья, несоответствие образов жизни. “Том понял, что это их обычный день – сиеста после позднего обеда, прогулка на яхте Дикки перед заходом солнца, аперитив в одном из пляжных кафе. Самый обычный день, а Тома будто и не существовало” (Патриция Хайсмит).

Ведь Рипли здесь – это вечный Ганя Иволгин, которому князь Мышкин, в сущности, отказывает в самом желаемом: “Теперь я вижу, что вас не только за злодея, но и за слишком испорченного человека считать нельзя. Вы, по-моему, просто самый обыкновенный человек, какой только может быть, разве только что слабый очень и нисколько не оригинальный” (“Идиот” Федор Михайлович Достоевский).

Или же эта история про что-то более глубокое, психопатическое, та непостижимая связь между убийцей и его жертвой, о которой говорит искусствовед перед картиной Караваджо “Давид с головой Голиафа”. Это взаимодействие ещё больше усложняется тем, что, по одной из версий, картина может являться двойным автопортретом, на котором юный Караваджо (Давид) держит голову взрослого (Голиаф).

Свет и тьма гениального мистера Рипли | London Cult.
David with the Head of Goliath. Caravaggio

И наш герой, которому мы невольно желаем уйти от преследования, оказывается гораздо более удачливым, чем персонаж «Талантливого Мистера Рипли» 1999 года. Он ускользает, растворяется в тенях на площади Сан-Марко. Ему все удалось? Почти удалось.

Читайте также